ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА НАШ САЙТ!

 Дорогие друзья!

Наш адрес на Фейсбуке: www.facebook.com/pages/Эхо-Иерусалима/461355274036450?sk=info&tab=page_info 

Здесь вы можете написать свои замечания и пожелания 

shvat

Отмечая новый год деревьев (Ту би-Шват), как отмечает Рав Берл Лазар, люди обращаются к заветам Торы, в которой человек сравнивается с фруктовым деревом, и у них действительно есть много общего. При выращивании дерева очень важны первые годы. Надо правильно посадить его, выбрав нужное место, соответственно сориентировав. Особенно заботливо ухаживая за ним вначале, человек обеспечивает себе возможность потом долгие годы наслаждаться его замечательными плодами. Крона таких деревьев могуча, а корни – особенно крепки. У человека тоже все закладывается в детстве – это базовый период жизни. Усваивая заветы Создателя, совершая достойные дела, мы в конце концов отдаем все мироздание в руки наших детей – не цветов, а плодов нашей жизни. От их воспитания зависит будущее мира, его мощь и сила. Очень важно, чтобы они росли, имея достойный пример. С первого дня для ребенка важно, что он получает и что перед собой видит. Это скажется на всем его будущем. 

«Вот зима уже прошла, дождь миновал, перестал…»
(Песнь Песней 2:11)

Ту би-Шват
И снова у евреев Новый Год,
Грядет в Израиль Новый Год деревьев
Один из четырех. Его издревле
В конце дождей встречает мой народ.

Он на иврите назван Ту би-Шват;
То месяц Шват, пятнадцатые сутки.
И семь плодов до полноты желудка
За трапезой вечернею едят.

Днем деревца сажает стар и млад,
И воздух пахнет юною листвою,
Дождь миновал и синь над головою
Прозрачна и бездонна в Ту би-Шват.

Когда Израиль был рассеян, Бог
Живую землю превратил в пустыню,
Дабы никто, владеющий святыней,
Кроме евреев жить на ней не мог.

И вновь пустыня превратилась в сад,
И семь плодов на трапезе обильной,
Плодов земли, которую Всесильный
Вернул, чтоб состоялся Ту би-Шват.

Ты в зимний лес войди. И наугад
Шершавый ствол послушай чутким ухом:
В нем бродит сок, разбужен Божьим духом,
А это значит, близок Ту би-Шват!

Б. Миньковский

РУБРИКА "ТАЛАНТ - НЕ В ЗЕМЛЮ!"

* * * *  

Глупая тетрадь. В ней обрывки моих стихотворений. Хаос мыслей. Мечта о книге, которая никогда не воплотится в действительность.
Вчера я оставил эту тетрадь в магазине, в котором продаются сомбреро и револьверы. Револьверы игрушечные. Их пули не могут никого убить.
Тетрадь сделала несколько набросков на чистых страницах. Мне их никогда не прочитать. Я и не пытаюсь это сделать.
- Кто ты? - спрашивает меня тетрадь осипшим голосом. - Я тебя не знаю.
Я ничего не отвечаю. Я беру тетрадь под мышку и бегу из магазина.
Бегу по вечерней Вильяэрмосе. Чистильщики ловко водят щетками по туфлям и сапогам. Щетки представляют себя солдатами. Целой армией. Самая большая щетка - генералиха - бьет по воображаемому барабану. Дом напротив вспыхивает и сгорает за одну минуту. Редкую серебряную монету мальчишка отдает за связку бананов. В музее города Вильяэрмоса только фотографии. Нет ни одного экспоната. Солнце скрывается за лагуной.
Глупая тетрадь издает стоны, но их никто не слышит.

Все стихи Игоря Потоцкого читайте здесь: http://echo-i.org/rubrica/talant-ne-v-zemlju/stihi-i-proza-igorja-pototskogo 

 Игорь Потоцкий (Одесса - Мексика)

 

КО ДНЮ ПАМЯТИ ЖЕРТВ ХОЛОКОСТА: РАССКАЗЫ ОЧЕВИДЦЕВ

"...Как и другие евреи, Левенты оказались запертыми в Варшавском гетто. В 1942 году во время облавы немцы схватили мать и сестру Абрахама, а ему самому удалось спрятаться в подвале. Мать и сестра погибли. Абрахама отправили на принудительные работы недалеко от города, но он сумел сбежать и вернуться в гетто, к своему отцу. В 1943 году они оба были депортированы в Майданек, где отец Абрахама умер. Затем Абрахам прошел через лагеря Скаржиско, Бухенвальд, Шлибен, Бизинген и Дахау. Уже после того, как гитлеровцы приступили к эвакуации узников лагеря, Абрахам был освобожден американскими войсками".

По материалам Энциклопедии Холокоста

Продолжение читайте здесь: http://echo-i.org/rubrica/tochka-kipenija/holokost-rasskazy-ochevidtsev-ko-dnju-pamjati-zhertv-holokosta

ПРИТЧА О ПРОЩЕНИИ

"...Она вспомнила своих главных обидчиков – тех, из детства. Отца и мать, которые все время или работали, или ругались. Они не любили ее так, как она этого хотела. Не помогало ничего: ни пятерки и похвальные грамоты, ни выполнение их требований, ни протест и бунт. А потом они разошлись, и каждый завел новую семью, где ей места не оказалось...".

Продолжение читайте здесь: http://echo-i.org/rubrica/talant-ne-v-zemlju/pritcha-o-proschenii 

ДУРНАЯ ПРИМЕТА

Рассказ Майка Гелприна

"Я вишу на стене в гостиной. На двух гвоздях, в багетной раме, под стеклом. За долгие годы я немного выцвел, но лишь самую малость, чуть-чуть.

- Это Аарон Эйхенбаум, - представляла меня гостям Това. - Мой муж. Он был
настоящей звездой. По классу скрипки. Первый сольный концерт. И последний.
В ноябре сорок первого. Пропал. Без вести.

Она так и не вышла больше замуж, моя красавица Това, моя единственная. Она
тоже под стеклом, в траурной рамке, на сервантной полке напротив. Туда
Тову поставил Ося через день после того, как ее унесли на кладбище.

- Это папа, - представлял меня гостям Ося, - он ушел добровольцем на
фронт. В августе сорок первого, с выпускного курса консерватории. Меня
тогда еще не было на свете. В ноябре пропал без вести, мы не знаем, где
его могила...".

Продолжение читайте здесь: http://echo-i.org/rubrica/tochka-kipenija/durnaja-primeta

 

 ИСПОВЕДАНИЕ

Смотреть и слушать можно здесь: https://www.youtube.com/watch?v=P8IiTnSWqdk 

 

РУБРИКА "ТАЛАНТ - НЕ В ЗЕМЛЮ!"

* * * *

Перед світанком сутінки згусають,
Ледь-ледь сивіє обрій при зорі.
Згори сповзають місяцеві сани,
Чумацьким шляхом гаснуть ліхтарі.

На цій межі, між темінню і світлом,
Стирає ніч стежки і віщі сни.
Самі чорти, напевне, правлять світом,
Нашіптують у вуха: «Розіпни!».

Хоч в око стрель, глухоніміє тиша,
Проте сама, либонь, уже не спить, –
По той бік неба визріває діжа,
З якої хліб святий спечуть за мить.

* * * *

Води набрав йорданської святої
У водохресний день із трьох церков –
І стало на душі ураз просторо
Для покаяння і для молитов.

Напій цілющий з витоків небесних
Всього мене ізнову відродив.
В граалі серця колихнулись весни
Від чистої тридзвінної води.

У русла вен, в судини і притоки
Свята ріка влила мені снаги.
Із виду ніби тиха й неглибока,
Та вічні в неї божі береги.

Адама теж не виліпили б з глини,
Якби не тих намолених краплин,
Що в нас течуть щодня і щохвилини,
Що навіть камінь точать до глибин.

І кожен з нас завжди комусь предтеча,
Хоча услід за іншими пливе.
А я води набрав на Водохреща,
Яка підносить ввись і греблі рве.

Михайло Жайворон

Всі вірші Михайла Жайворона читайте тут: http://echo-i.org/rubrica/talant-ne-v-zemlju/poezija-mihajla-zhajvorona

 

СВІЧКА ПАМ'ЯТІ

Жертвам голодомору 1932/33 років,
присвячується…

golodomor

"Бабуся Ніна зовсім старенька: влітку їй виповнилось дев’яносто. Болячок назбирала більше ніж треба: підсліпувата, глухувата, ноги слухаються погано й на негоду «крутить» все тіло. Попоскрипить зранку, доки розходиться. Єдине, що в бабусі справне, – це пам'ять...
Ввечері, коли вгамовуються домашні клопоти, бабуся підходить до вікна. Фіранки не закриває, навпомацки знаходить сірники й світить свічечку, приготовлену зарані. Спираючись на лутку, довго вдивляється в надвірну сутінь, думає про щось своє. Вертається до ліжка, молиться за всіх своїх дітей, онуків-правнуків, родичів-сусідів - аби Бог боронив од усякого лиха. Потому лаштується спати – вовтузиться, закушкує хворі ноги у вовняну хустку, довго ворочається, та сон не йде, натомість згадується минуле. Голодовка... голодомор… Скільки людей вони забрали в безвість, скільки життів! Про те сказано багато, і ще більш написано, та серце болить і болить задавненим вікопомним болем. Свічечка тихо горіла, бликав жовтий язичок полум’я, і спогади обступили бабусю, стали кружка, взяли за душу щемливими пальцями – постукала пам’ять…
Кажуть: в пам’ять малої дитини найбільше врізається те, що її налякало...".

Оповідання Тетяни Старосвітської читати тутhttp://echo-i.org/rubrica/tochka-kipenija/svichka-pamjati

 

ТРОПИНКАМИ ТОРЫ 

В сентябре в Варшаве (Польша) состоялась всемирная русскоязычная мессианская конференция. Это мой подарок участникам конференции: https://www.youtube.com/watch?v=MEvtTwIlxxw

ИСПОВЕДАНИЕ

Нас жажда свободы томит бесконечно,
Нас манят слова и дела,
Но выбор – наш всадник свободы беспечной
Спешит натянуть удила. 

Ах, наша свобода, ты вдруг раздвоилась
На землю и небо, а там
Мы сделали выбор: закон или милость,
Себя разделив пополам. 

И две половинки – кому как открылось,
Уткнулись в свои тупики:
В жестокость – закон, в равнодушие – милость,
Стремленьям благим вопреки. 

Любимое нами в пиру угощенье
Приправлено горьким стыдом:
Мы как-то забыли, что суд без прощенья
Окажется сам под судом. 

Я сделал свой выбор, и путы сомненья
Не вяжут свободы земной.
И пламя закона, и кровь искупленья
Отныне и вечно со мной. 

В рыдании шофара, в печах Катастрофы
Бессмертно мое бытиё.
Две вечных вершины – Синай и Голгофа,
Проходят сквозь сердце мое. 

Октябрь, 2016 г.
Б. Миньковский

 

ЗАПИСКИ ПИЛИГРИМА

ОСЕННЯЯ ЭКСКУРСИЯ

htmlimage (7)

Изабелла Победина, автор статьи, родилась в Тбилиси, в семье военного журналиста. Училась в Грузинском политехническом институте, работала инженером-конструктором. В 1992г. репатриировалась в Израиль. Окончила компьютерные курсы и работала в государственной компьютерной фирме. Сейчас посещает лекции, организованные Институтом иудаизма.

"... На женском пляже я увидела то, что мне и в страшном сне не могло присниться! Недалеко от берега в воде две арабки на чистом немецком языке пели еврейскую песню «Эвейну шалом алейхем»!

Я долго не могла понять, что происходит. Сначала они на немецком языке общались с евангельскими христианами-баптистами из Германии, потом на чистом арабском - с друзками из Израиля.

Наконец, я нашла русскоговорящую немку из Якутии, которая объяснила мне, что они арамейки (чуть ли не еврейки). Разумеется, я этому объяснению милой евангелистки (баптистки) не поверила. Думаю, что это просто арабки-христианки, которых баптисты соблазнили переехать в Германию и примкнуть к их конфессии. Очевидно, им повезло больше, чем их собратьям арабам-христианам, оставшимся в Израиле, Газе или в Египте, где их преследуют соплеменники-мусульмане. Все эти баптисты очень милые люди. Когда-то известная правозащитница Ида Нудельман рассказывала, что, если в лагере освобождался баптист, и его просили кому-то что-то передать на воле, ссыльные были спокойны, что их просьба будет точно выполнена!..".

Всю статью читайте здесь: http://echo-i.org/rubrica/zapiski-piligrima/osennjaja-ekskursija 

 

НОВИНКИ В ГАЛЕРЕЕ

УКРАЇНСЬКИЙ ЄВРЕЙСЬКИЙ ХУДОЖНИК ГЕРМАН ГОЛЬД

Na_Podole

Ім'я Германа Гольда вперше прозвучало ще наприкінці 1960-х, коли на всесоюзній виставці в Москві з'явився портрет командира легендарного авіаполку "Нормандія-Німан" Жана Луї Тюляна. Молодий художник, за плечима якого була лише служба в армії і неповний курс навчання в художньому училищі, виставив роботу, написану на одному диханні, але вона виявила потужну обдарованість, пристрасть і вишуканий смак. Ця робота випадає з усього, що було виставлено в портретному жанрі того часу. Мабуть, недаремно директор Третьяковської галереї надовго затримався біля цієї роботи і зробив пропозицію щодо її придбання. Головний рабин Єрусалиму свого часу надав перевагу Гольду перед іншими майстрами, коли постало питання щодо написання його портрету. І він не помилився у своєму виборі. 

ЛАСКАВО ПРОСИМО ДО ГАЛЕРЕЇ: http://echo-i.org/rubrica/galereja/german-gold-ukrajinskij-jevrejskij-hudozhnik

 

75-летию трагедии Бабьего Яра посвящается

anonc

Они не погибли, сражаясь в бою,
Не умерли в теплых постелях,
Их души владеют местами в раю,
Но там их места опустели.

О них, как об умерших, не говорят
Привычно казенные фразы:
Скончался, убит или на Небо взят,
А только – ушел по приказу.

Приказ – объявление в несколько строк,
Но так уж воспитан наш разум,
Что каждый прибитый к забору листок
Для нас равносилен приказу.

В котором евреям их новая власть
(Ее-то евреи не ждали!)
Явиться велела в назначенный час,
Притом обзывая жидами,

На угол двух улиц, у кладбищ как раз,
С собой - документы с вещами,
В конце за неявку, отметил приказ,
Им власти расстрел обещали.

И в панике строил догадки народ,
Зачем это нужно кому-то?
Один говорил - это новый исход,
Другой – продолженье галута.

Догадок и домыслов – невпроворот,
Но мнения сходятся как-то,
Что все-таки немцы – культурный народ,
Наследники Гете и Канта.

Я слышал, как довод подобных идей,
Еще в коммунальной квартире,
Что дед мой немецких ковал лошадей
В году восемнадцатом, в Сквире.

Что знал в сорок первом советский еврей
О той перемене фатальной,
Приведшей в Германию страх лагерей
И ужасы «ночи хрустальной».

Но выжил, покинув Германию тот,
Кто вовремя смог разобраться,
Что яд под названием «нацпатриот»
Приводит к мутациям наций.

О том, что за Вермахтом смерть по пятам
Крадется как пес одичалый,
По радио им не вещал Левитан,
И «Правда» об этом молчала.

Зато вспоминали; два года назад,
С Германией будучи в браке,
Мы вместе в Москве проводили парад,
И грабили вместе поляков.

И было. Покуда заря не зажглась,
С Подола, Шулявки, Евбаза
Спешили евреи в предутренний час,
Чтоб к месту успеть по приказу.

О чем они думали, страх затая,
Сегодня поди угадай-ка,
Красавица Роза, кузина моя,
И тетка, горбатая Хайка.

Послушные шли, их не гнали как скот,
И сами сложили одежду,
И только, когда застрочил пулемет,
То первой погибла надежда.

А дальше история фильмов и книг,
В которые верят не шибко.
Но жизнь – между прошлым и будущим миг
Дана, чтоб исправить ошибку.

Поэтому пусто их место в раю,
Не будет покоя их душам
Пока не исправят ошибку свою
И давний приказ не нарушат.

Я верю, их души вернулись с Небес
В Галаны, Хеврон или Газу,
Чтоб в каждом еврее Израиль воскрес,
Смывая проклятье приказа.

Сентябрь, 2016

Б. Миньковский 

 

 

 

 

Свежие публикации