ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА НАШ САЙТ!

 Дорогие друзья!

Наш адрес на Фейсбуке: www.facebook.com/pages/Эхо-Иерусалима/461355274036450?sk=info&tab=page_info 

Здесь вы можете написать свои замечания и пожелания 

РУБРИКА "ТАЛАНТ - НЕ В ЗЕМЛЮ!"

* * * *

Перед світанком сутінки згусають,
Ледь-ледь сивіє обрій при зорі.
Згори сповзають місяцеві сани,
Чумацьким шляхом гаснуть ліхтарі.

На цій межі, між темінню і світлом,
Стирає ніч стежки і віщі сни.
Самі чорти, напевне, правлять світом,
Нашіптують у вуха: «Розіпни!».

Хоч в око стрель, глухоніміє тиша,
Проте сама, либонь, уже не спить, –
По той бік неба визріває діжа,
З якої хліб святий спечуть за мить.

* * * *

Води набрав йорданської святої
У водохресний день із трьох церков –
І стало на душі ураз просторо
Для покаяння і для молитов.

Напій цілющий з витоків небесних
Всього мене ізнову відродив.
В граалі серця колихнулись весни
Від чистої тридзвінної води.

У русла вен, в судини і притоки
Свята ріка влила мені снаги.
Із виду ніби тиха й неглибока,
Та вічні в неї божі береги.

Адама теж не виліпили б з глини,
Якби не тих намолених краплин,
Що в нас течуть щодня і щохвилини,
Що навіть камінь точать до глибин.

І кожен з нас завжди комусь предтеча,
Хоча услід за іншими пливе.
А я води набрав на Водохреща,
Яка підносить ввись і греблі рве.

Михайло Жайворон

Всі вірші Михайла Жайворона читайте тут: http://echo-i.org/rubrica/talant-ne-v-zemlju/poezija-mihajla-zhajvorona

 

СВІЧКА ПАМ'ЯТІ

Жертвам голодомору 1932/33 років,
присвячується…

golodomor

"Бабуся Ніна зовсім старенька: влітку їй виповнилось дев’яносто. Болячок назбирала більше ніж треба: підсліпувата, глухувата, ноги слухаються погано й на негоду «крутить» все тіло. Попоскрипить зранку, доки розходиться. Єдине, що в бабусі справне, – це пам'ять...
Ввечері, коли вгамовуються домашні клопоти, бабуся підходить до вікна. Фіранки не закриває, навпомацки знаходить сірники й світить свічечку, приготовлену зарані. Спираючись на лутку, довго вдивляється в надвірну сутінь, думає про щось своє. Вертається до ліжка, молиться за всіх своїх дітей, онуків-правнуків, родичів-сусідів - аби Бог боронив од усякого лиха. Потому лаштується спати – вовтузиться, закушкує хворі ноги у вовняну хустку, довго ворочається, та сон не йде, натомість згадується минуле. Голодовка... голодомор… Скільки людей вони забрали в безвість, скільки життів! Про те сказано багато, і ще більш написано, та серце болить і болить задавненим вікопомним болем. Свічечка тихо горіла, бликав жовтий язичок полум’я, і спогади обступили бабусю, стали кружка, взяли за душу щемливими пальцями – постукала пам’ять…
Кажуть: в пам’ять малої дитини найбільше врізається те, що її налякало...".

Оповідання Тетяни Старосвітської читати тутhttp://echo-i.org/rubrica/tochka-kipenija/svichka-pamjati

 

ТРОПИНКАМИ ТОРЫ 

В сентябре в Варшаве (Польша) состоялась всемирная русскоязычная мессианская конференция. Это мой подарок участникам конференции: https://www.youtube.com/watch?v=MEvtTwIlxxw

ИСПОВЕДАНИЕ

Нас жажда свободы томит бесконечно,
Нас манят слова и дела,
Но выбор – наш всадник свободы беспечной
Спешит натянуть удила. 

Ах, наша свобода, ты вдруг раздвоилась
На землю и небо, а там
Мы сделали выбор: закон или милость,
Себя разделив пополам. 

И две половинки – кому как открылось,
Уткнулись в свои тупики:
В жестокость – закон, в равнодушие – милость,
Стремленьям благим вопреки. 

Любимое нами в пиру угощенье
Приправлено горьким стыдом:
Мы как-то забыли, что суд без прощенья
Окажется сам под судом. 

Я сделал свой выбор, и путы сомненья
Не вяжут свободы земной.
И пламя закона, и кровь искупленья
Отныне и вечно со мной. 

В рыдании шофара, в печах Катастрофы
Бессмертно мое бытиё.
Две вечных вершины – Синай и Голгофа,
Проходят сквозь сердце мое. 

Октябрь, 2016 г.
Б. Миньковский

 

ЗАПИСКИ ПИЛИГРИМА

ОСЕННЯЯ ЭКСКУРСИЯ

htmlimage (7)

Изабелла Победина, автор статьи, родилась в Тбилиси, в семье военного журналиста. Училась в Грузинском политехническом институте, работала инженером-конструктором. В 1992г. репатриировалась в Израиль. Окончила компьютерные курсы и работала в государственной компьютерной фирме. Сейчас посещает лекции, организованные Институтом иудаизма.

"... На женском пляже я увидела то, что мне и в страшном сне не могло присниться! Недалеко от берега в воде две арабки на чистом немецком языке пели еврейскую песню «Эвейну шалом алейхем»!

Я долго не могла понять, что происходит. Сначала они на немецком языке общались с евангельскими христианами-баптистами из Германии, потом на чистом арабском - с друзками из Израиля.

Наконец, я нашла русскоговорящую немку из Якутии, которая объяснила мне, что они арамейки (чуть ли не еврейки). Разумеется, я этому объяснению милой евангелистки (баптистки) не поверила. Думаю, что это просто арабки-христианки, которых баптисты соблазнили переехать в Германию и примкнуть к их конфессии. Очевидно, им повезло больше, чем их собратьям арабам-христианам, оставшимся в Израиле, Газе или в Египте, где их преследуют соплеменники-мусульмане. Все эти баптисты очень милые люди. Когда-то известная правозащитница Ида Нудельман рассказывала, что, если в лагере освобождался баптист, и его просили кому-то что-то передать на воле, ссыльные были спокойны, что их просьба будет точно выполнена!..".

Всю статью читайте здесь: http://echo-i.org/rubrica/zapiski-piligrima/osennjaja-ekskursija 

 

НОВИНКИ В ГАЛЕРЕЕ

УКРАЇНСЬКИЙ ЄВРЕЙСЬКИЙ ХУДОЖНИК ГЕРМАН ГОЛЬД

Na_Podole

Ім'я Германа Гольда вперше прозвучало ще наприкінці 1960-х, коли на всесоюзній виставці в Москві з'явився портрет командира легендарного авіаполку "Нормандія-Німан" Жана Луї Тюляна. Молодий художник, за плечима якого була лише служба в армії і неповний курс навчання в художньому училищі, виставив роботу, написану на одному диханні, але вона виявила потужну обдарованість, пристрасть і вишуканий смак. Ця робота випадає з усього, що було виставлено в портретному жанрі того часу. Мабуть, недаремно директор Третьяковської галереї надовго затримався біля цієї роботи і зробив пропозицію щодо її придбання. Головний рабин Єрусалиму свого часу надав перевагу Гольду перед іншими майстрами, коли постало питання щодо написання його портрету. І він не помилився у своєму виборі. 

ЛАСКАВО ПРОСИМО ДО ГАЛЕРЕЇ: http://echo-i.org/rubrica/galereja/german-gold-ukrajinskij-jevrejskij-hudozhnik

 

75-летию трагедии Бабьего Яра посвящается

anonc

Они не погибли, сражаясь в бою,
Не умерли в теплых постелях,
Их души владеют местами в раю,
Но там их места опустели.

О них, как об умерших, не говорят
Привычно казенные фразы:
Скончался, убит или на Небо взят,
А только – ушел по приказу.

Приказ – объявление в несколько строк,
Но так уж воспитан наш разум,
Что каждый прибитый к забору листок
Для нас равносилен приказу.

В котором евреям их новая власть
(Ее-то евреи не ждали!)
Явиться велела в назначенный час,
Притом обзывая жидами,

На угол двух улиц, у кладбищ как раз,
С собой - документы с вещами,
В конце за неявку, отметил приказ,
Им власти расстрел обещали.

И в панике строил догадки народ,
Зачем это нужно кому-то?
Один говорил - это новый исход,
Другой – продолженье галута.

Догадок и домыслов – невпроворот,
Но мнения сходятся как-то,
Что все-таки немцы – культурный народ,
Наследники Гете и Канта.

Я слышал, как довод подобных идей,
Еще в коммунальной квартире,
Что дед мой немецких ковал лошадей
В году восемнадцатом, в Сквире.

Что знал в сорок первом советский еврей
О той перемене фатальной,
Приведшей в Германию страх лагерей
И ужасы «ночи хрустальной».

Но выжил, покинув Германию тот,
Кто вовремя смог разобраться,
Что яд под названием «нацпатриот»
Приводит к мутациям наций.

О том, что за Вермахтом смерть по пятам
Крадется как пес одичалый,
По радио им не вещал Левитан,
И «Правда» об этом молчала.

Зато вспоминали; два года назад,
С Германией будучи в браке,
Мы вместе в Москве проводили парад,
И грабили вместе поляков.

И было. Покуда заря не зажглась,
С Подола, Шулявки, Евбаза
Спешили евреи в предутренний час,
Чтоб к месту успеть по приказу.

О чем они думали, страх затая,
Сегодня поди угадай-ка,
Красавица Роза, кузина моя,
И тетка, горбатая Хайка.

Послушные шли, их не гнали как скот,
И сами сложили одежду,
И только, когда застрочил пулемет,
То первой погибла надежда.

А дальше история фильмов и книг,
В которые верят не шибко.
Но жизнь – между прошлым и будущим миг
Дана, чтоб исправить ошибку.

Поэтому пусто их место в раю,
Не будет покоя их душам
Пока не исправят ошибку свою
И давний приказ не нарушат.

Я верю, их души вернулись с Небес
В Галаны, Хеврон или Газу,
Чтоб в каждом еврее Израиль воскрес,
Смывая проклятье приказа.

Сентябрь, 2016

Б. Миньковский 

* * * *  

Со мной рядом живет бамбуковый король. Он тонкий и изящный и левый ус у него в два раза длиннее правого. По утрам король на особенном бамбуковом коврике - больше таких нет - делает особенную зарядку и вырастает на один сантиметр. И сейчас его рост больше двух метров. Расти он дальше не хочет, но от зарядки не может отказаться.

У короля, понятное дело, есть бамбуковый дворец. И вся королевская посуда из бамбука. И мебель. И бамбуковый рояль. И бамбуковая королева, жена короля, играет на этом рояле исключительно произведения Шопена. И говорит, что другие композиторы на бамбуковом рояле звучат плохо, а Шопен всегда звучит хорошо. У королевы есть бамбуковая ручка и бамбуковая чернильница. по утрам она пишет стихи аккуратным почерком на бамбуковой бумаге. Два стихотворения каждый день и читает их своему мужу, а он в это время, как Карлсон, летает по комнате и жужжит, словно комар. Комары королеве не нравятся, но она об этом не говорит мужу, боясь, что он на нее обидится и раздуется, словно резиновый шарик, а потом...

Продолжение читайте здесь: http://echo-i.org/rubrica/talant-ne-v-zemlju/stihi-i-proza-igorja-pototskogo 

 Игорь Потоцкий (Одесса - Мексика) 

 

 

 

Свежие публикации