ГДЕ НАЧИНАЕТСЯ СВОБОДА (Статья в полемике)

На страницах «ЭХА ИЕРУСАЛИМА» появилась коротенькая заметка. Её автор пытается доказать, будто грехопадение человека было едва не спланировано Богом, который прекрасно знал, как поведут себя Адам и его жена при встрече с искушением. Более того, из его слов явствует, что змей полностью подавил волю человека, и женщина оказалась совершенно не способной к сопротивлению. По нашему мнению, такое понимание не просто поверхностно. Подобное богословие опасно тем, что ставит человека из позиции ответственного благословенного владычества в безвыходный тупик безвольной марионетки, которой могут помыкать падшие духовные существа. В нашей полемике с автором мы постарались занять позицию убеждения средствами Писания. Насколько нам это удалось, судить читателям. 

Наш автор поднимает в своём коротком наброске вопрос, ответ на который многие века ищут и еврейские, и христианские богословы. Я не враг богословов и искателей Божьей мудрости. Только, на мой не дипломированный взгляд, не там мы, друзья, ищем ответ о свободе выбора. Поздно мы начинаем этот важный разговор. Поздно - в смысле определения библейской точки отсчёта для его начала.
Почему мы открываем Бытие на середине третьей, а не на последних стихах первой главы?
Разговор о свободе человеческой воли начинается там, где и когда  «… сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их» (Быт 1 : 27).  Затем мы читаем первое Божье благословение, которое получили люди. Оно включает в себя передачу владычества как особого уровня власти, предполагающего обеспечение оптимальных условий жизни для всего живущего. Это значит, в частности, что первый человек получил достаточное сверхъестественное оснащение для управления жизнью на земле. Регулярное общение с Богом позволяло первым людям видеть своё место в мироздании во всей божественной гармонии. А как бы без такого видения и понимания человек мог назвать всех созданных Богом животных так, чтобы их названия отвечали высочайшим стандартам Творца? Да и Сад на востоке в Эдеме занимал  не шесть соток!

Словом, даже беглый экскурс в события, предшествовавшие появлению на сцене истории дьявола в плоти змея, наводят меня на мысль об искажении нами Божьего понимания свободы воли. Ведь до общения женщины со змеем человек даже не задумывался о вступление в противоречие с Божьей волей. Он обеспечивал жизнь животных, возделывал Сад и общался с Богом. В процессе всех этих занятий люди познавали своего Творца и становились ближе к Нему.

Мы же, начиная с прошлого века, отдали свободу своей воли на откуп политологам и психологам. И с тех пор всё выглядит так, будто нами правит Его Величество Выбор. Мы возвеличили его перед Богом и теперь позволяем себе проводить дни и ночи в нескончаемых торгах со всеми и вся. Видите ли, друзья, релятивизм этого мира уже давно вошёл в наше богословие и во многом овладел им. Сегодня мы говорим о праве выбора человека в совершенно другом контексте, чем тот, которым пользовались Мартин Лютер и Джон Уэсли. Ранний протестантизм и методизм рассматривали право на выбор в неразрывной связи с ответственным решением человека и следованием ему.

Но в XXI веке мы утверждаем, что в поисках решения можно провести едва не всю сознательную жизнь. И больше не рассматриваем подобное прожигание жизни как грех нераспорядительности. Сегодня, следуя ожиданиям мира, церковь выдумала множество прав человека и совершенно сняла с него ответственное отношение к себе, к Богу и к миру. Во всех наших падениях виновен только подставляющий на каждом шагу подножки дьявол. Мы не разрушаем свои церкви, не блудим, не предаём Бога и людей. А если даже подобное и случается, в покаянии нет нужды: ведь мы здесь ни при чём – это дьявол сковал нашу волю так, что мы и огрызнуться на его ложь не успели… Удобное богословие, нечего сказать! Богословие безответственности, богословие растений…

Однако начало третьей главы Бытия является для меня серьёзной богословской загадкой. Этот фрагмент Писания, скорее всего, может быть до конца прояснён применением к нему принципов толкования пророчеств.
Начнём с того, что прежде все события происходили в Саду. Но здесь на сцену мировой истории выходит роскошное Божье творение, чьим местом обитания было поле:
1 Змей был хитрее всех зверей полевых, которых создал Господь Бог.

Мы привыкли считать, что дьявол в теле змея проник в Сад. Однако Бог в благословении повелел людям распространять Эдем по всей планете. Здесь, по-моему, мы впервые встречаемся с пророческой составляющей библейского счисления времени и определения места. Бог не говорит нам прямо, что разговор женщины со змеем происходил в Саду. Между словами дьявола о пригодности запретных плодов в пищу и моментом, когда люди их ели, могло пройти реальное время. Но время библейского повествования ставит эти события в непосредственной близости - как причину и следствие.

Вспомним ещё одну деталь. Запрещая людям употреблять в пищу плоды дерева познания добра и зла, Бог не говорил об их несъедобности или ядовитости (Быт 2 :16, 17). Люди знали, что в принципе, те плоды пригодны для пищи. Именно этот факт и стал одним из аргументов дьявола – той правдой в его устах, которую было невозможно отрицать. Начав атаку на волю женщины с явной лжи:
1 подлинно ли сказал Бог: не ешьте ни от какого дерева в раю?,
он после путаного ответа женщины переходит к искусной полуправде:
4 … нет, не умрёте;
5 Но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете как боги, знающие добро и зло. 

Разговор был окончен.
Остановить змея словами об опасности прикосновения к плодам женщина не смогла. Вместо этого она вернулась к дереву и засмотрелась на спелые сочные плоды, которых Бог не велел им есть. А если быть по-библейски точным, Бог велел людям ни при каких обстоятельствах(!) не есть этих плодов. Но теперь они выглядели ещё аппетитнее и неудержимо влекли к себе… «А, может, - мелькнула у женщины мысль, - и вправду ничего не случится с нами? Возьму-ка попробую! Если понравятся, то и мужа угощу…». Она остановилась на этой мысли, дала ей место:
6  И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что даёт знание…

В этом месте я прерву цитату из Писания, чтобы обратить внимание своего оппонента на реальное время и место событий. Как мы уже сказали раньше, Сад не был мал, и до его центра - даже при недюжинном здоровье первых людей – нужно было дойти. Но вот женщина пришла в самый центр рая. Она не набросилась на плоды дерева познания только потому, что об их «полезности» ей поведал великий духовный диетолог Змей ПОЛЕВОЙ. Первая половина шестого стиха достаточно подробно описывает процесс принятия женщиной решения, которое противоречило Божьей воле.

Впрочем, решение отведать незнакомых плодов было уже вторым её шагом к мнимой свободе. Начала она свой сомнительный путь с дополнения  к Божьему ограничению на употребление тех же плодов в дискуссии с дьяволом. Описывая эти события, Господь ни словом не упоминает о подчинении дьяволом воли человека. В процитированном выше начале  6 стиха 3 главы сказано со всей ясностью, что женщина допустила свой собственный, далёкий от Божьего, взгляд на плоды дерева познания  добра и зла. Но произошло это не после общения со змеем. Ведь уже в той роковой беседе она не воспользовалась владычеством, когда занялась просветительской работой со змеем, вместо того, чтобы заткнуть его пасть пучком травы, которую Бог дал в пищу всем  животным.

Человек упустил позицию действительного богоподобия, позицию владычества, когда вступил в ненужный контакт с подчинённым ему творением, суть которого он сам выразил в названиях животных. Никто не принуждал - и не мог принудить - женщину к той беседе. Она была в полном праве не отвечать на явно провокационный вопрос. Вступление в разговор было её выбором. В словах «и не прикасайтесь к ним» (Быт 3 :3) человек допустил произвольный домысел, первое произвольное толкование Божьего повеления.

Обращая внимание читателя на столь незначительные, при поверхностном взгляде, детали тех далёких событий в их библейском изложении, я стремлюсь показать действие свободной воли человека в канун и во время грехопадения. Итак, мы видим, что женщина поддалась собственным мыслям и ожиданиям, которые начали складываться у неё ещё до того, как она услышала заверения змея в Божьей предвзятости. Напомним здесь, что плоды обещали всего лишь познание добра и зла. Дьявол умело и тонко исказил сущность божества, сведя её к знанию добра и зла. Употребление в пищу тех плодов не укрепляло человека в позиции владычества, которую Бог дал ему как часть благословения.

Апостол Иаков через несколько тысяч лет напишет в своём строгом письме всей церкви:
14 … каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью (Иак 1:14).
Апостол говорит здесь об опасности «собственных», т. е. не основанных на Божьем слове и Его воле желаний. Этот конфликт присущ любой личности со свободной волей. Как бы кощунственно ни прозвучало следующее моё заявление, я, всё же, напомню, что и Бог говорит нам о Своих разочарованиях и желании уйти от … Божьей воли. В связи с этим  уместно вспомнить, что перед потопом Бог был разочарован в Своём решении создать людей, а в годы странствования Израиля по пустыне намеревался уничтожить евреев за их постоянный ропот, чтобы создать новый народ через Моисея

Для понимания различия между свободой воли личности и  своеволием нам необходимо увидеть механизм приведения в действие бунта, сопротивления Богу. Наилучшим образом его можно проследить на падении Люцифера, поскольку именно он атаковал человека в теле животного. Именно уход в собственную волю превратил покрывающего хвалой и поклонением архангела Люцифера в сатану. Пророки Ветхого Завета совершенно ясно пишут о его трагическом падении. 
13 А говорил в сердце своём: взойду на небо, выше звёзд Божьих вознесу престол мой, и сяду на горе в сонме богов, на краю севера;
14 Взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему, -
отмечает в 14-й главе своей книги пророк Исаия. Слова эти были сказаны осеняющим херувимом ещё задолго до создания Сада. Но как близки они по выраженному в них переживанию мыслям женщины! Пророк Иезекииль в 28 главе своей книги со всей отчётливостью показывает, что именно такое высокомерное отношение и использование своей воли для разрушения данного Богом призвания и довели Люцифера до состояния сатаны (Иез. 28:13–19).

С человеком произошло то же самое не потому, что дьявол оказался более искусным  «полемистом», чем женщина. Закономерность разрушения Божьего миропорядка была приведена в действие, и человек добровольно присоединился к её инициатору. Для подчинения воли человека дьяволу было необходимо «выбить» его из позиции владычества, предполагавшей осознанное осуществление на земле Божьих планов в постоянном общении с Ним. К тому времени сатана уже был сброшен с неба и, оказавшись в положении низшего духовного творения, прямого влияния на человека он не мог оказать. Но он прекрасно помнил, что послужило причиной его падения.
Для искушения человека сатана использовал то же самое средство. И оно не дало осечки.

Мы уже упоминали, что стремление к самостоятельности проявляется у женщины ещё до окончания разговора со змеем. Желание быть послушным Богу больше, чем Он того требовал, привело человека  к своеволию. Всё началось с попытки угождения Богу своими силами. А это уже был выход за пределы владычества. С его потерей человеку понадобился другой инструмент управления. Именно потому «познание добра и зла» оказалось столь желанным. И отсюда до подчинения дьяволу оставалось пройти не так уж много… Произошло это в следующем поколении. Хотя и у Каина было ещё достаточно силы, чтобы не впустить лежавший у порога сердца грех в глубины своего «я».

Но при первой личной встрече с врагом женщина была наделена всем необходимым для победы арсеналом. Только использовала она свободу своей воли против себя самой и всех нас. Полагаю, что в данном беглом исследовании я в достаточной мере применил аргументацию Священного Писания для доказательства Божьего  взгляда на свободу выбора человека и её библейскую цель.
.

          Олег ИЛЬИН,
        христианский писатель,
         (г. Днепропетровск)

В?е ?татьи рубрики "Круглый стол"