БЫЛО БЫ ЗАЧЕМ ОГОРОД ГОРОДИТЬ

В ходе нарастающего российско-украинского конфликта у многих светских авторов появилось граничащее с искушением желание разоблачать «всё русское». Порой такие публикации напоминают «расставание навеки» двух трёхлетних друзей. Каждый забирает свои игрушки и не собирается больше играть с «таким плохим мальчиком». В нашем случае до анекдотичного и патологического доходит желание видеть весь возможный негатив даже в истории и языке противника. Желание унизить обидчика, пусть он даже является агрессивным враждебным режимом захватчиков, ещё никогда никого не возвысило. 

Именно в эти дни на сайтах всемирной паутины появилось одно разоблачение России, которое с восторгом перенесли в свои компьютеры многие украинцы, и среди них – многие христиане. Статья «Тайны России» выглядит как разоблачение мифов, созданных придворными историками империи. Но при внимательном прочтении в данной публикации обнаруживается очень громкое звучание именно антирусского голоса под антиимперской маской.

Такая «глубокая обоснованность», в частности, прослеживается в рассуждениях безымянного белорусского автора о проблемах словарного состава русского языка. Ниже приводится отрывок упомянутой статьи и профессиональный языковедческий комментарий к нему. 

Так, например «русская» околица происходит от карельск. okollisa, волость от карел. volost, фин. volosti, округ(а) от карел. okruuka, коми oukruga, деревня от вепс. deruun, deron, derevn, погост от вепс. рagast и карелс. pogostu, поселок от карельск. posolku, гряда от карельск. kriadu(a), капуста от карел-финск. kapustahuuhta, нива от карел-финск. niiva, огород от карел. ogrodu и коми akgarod, пусто, пустошь от карел. puustos и вепс., puust, усадьба от карел. и коми usat’bu, участок от карел. ucuasku, поляна от карел. pluanu, роща от карел. roshsu и коми rossha, roshta, тундра от прибалт-финск. tunturi, tuntur, канава от карел. kanoava, konuava, пруд от карел. и ср.-финск. pruttu, pruudu, брод от карел. brodu и коми brцdu, верста от коми vers и карел. virsta, путь от карел. puwtti и коми „PUTINA” (происхождение фамилии Путин), телега, тележница от карел. telegu и коми telezhnei, тропа от карел. troppu и коми trioppu, крюк от карело-финск. kruwga, kruwkka, волок от коми vцlek, vоlоk, место от карел. и коми mesta, кряж (крутой берег) от вепс. kryaz, krez, омут от коми-карел. omutta, плешь от карел. plesatti, родник от финск-карел. rodniekku, rodňikka, бугор от карел. buguriccu и т. д. и т. д. Кто-то может возразить, что эти слова, наоборот, пришли из русского в карельский, вепс. и т. д. Но, увы, это не так. Похожих с ними однокоренных слов почти нет в других славянских языках.

Для русского человека именно такие слова звучат особенно «по-русски»: он с ними живет веками, при этом белорусские и украинские слова кажутся чужими (отсюда версия об ополячивании). А ведь именно эти народы всегда жили и живут на Руси истинной и являются носителями ее культуры. Позже некоторые слова северных народов попали и в украинский, и в белорусский языки уже через русификацию. Но происходил и обратный процесс. Например, такие слова как билет, станция, могила, село, хутор и т. д. были заимствованы в коми, карельский и другие языки из русского языка. О многих тюркских, иранских и европейских заимствованиях в русском языке также знают лишь лингвисты: ТОВАР, ЛОШАДЬ, САРАЙ, КАРАВАН, АРБУЗ, СОБАКА, ХЛЕБ, КРУЖКА, ЗОНТИК, КОТ, ОБЕЗЬЯНА, БЛОКНОТ, ГАЛСТУК, КОМПОТ, МУЗЫКА, ТРАКТОР, ТАНК, ГАВАНЬ, ПАРУС, ИКОНА, ЦЕРКОВЬ, СПОРТ, РЫНОК, ВОКЗАЛ, МАШИНА, ГОЛ, ИЗБА, СТЕКЛО, СЕЛЕДКА, СУП, СТУЛ, СТОЛ, ОГУРЕЦ, КОТЛЕТА, КАРТОШКА, КАСТРЮЛЯ, ТАРЕЛКА, САХАР, ХОР, ИДИЛЛИЯ, ПОЭЗИЯ, ГОСПИТАЛЬ, ЯРМАРКА, ШАНС, АЗАРТ, ТЕНТ, МАЙОНЕЗ, ДОМ, ШАМПУНЬ, ПРОБЛЕМА, СИСТЕМА, ТЕМА и многие тысячи других, и это без учета латинизмов и ранних заимствований из греческого языка. Научно-технический лексикон русского языка почти на 100 % состоит из голландских, немецких, английских заимствований. Общественно-политическая лексика состоит почти на 100% полностью из греческих, французских и английских заимствований. Так где же, собственно, сам «великий и могучий» русский язык? И о какой «древнерусскости» можно вообще говорить? Русский язык как ветвь восточнославянского – по сути, гремучая смесь письменного церковнославянского (искусственного, не разговорного языка!) с десятками различных языков завоеванных, порабощенных и ассимилированных народов. Это естественный процесс – при тесном контакте не только завоеватель насаждает свое, но и сам заимствует чужое. Имперские же и советские историки везде, где только можно, термин "восточнославянский" заменяли на мифический «древнерусский». Но не было такого народа, не было никогда языка такого. В Киеве говор был свой, в Новгороде совсем другой. Писали по-церковнославянски, но на этом языке никто никогда не говорил! Зачем же врать и создавать миф о «древнерусскости»? Очень уж царям московским древности хотелось.

(Из статьи «Тайны России»)

КОММЕНТАРИЙ

Любое национальное самосознание без опоры на Книги Священного Писания Ветхого и Нового Заветов превращается всего лишь в сборник беспочвенных мифов. Нередко они восходят к переделкам истории Израиля, изложенной в исторических книгах Библии. Хотим мы того или нет, но большинство сведений по истории, культуре, этнографии современных народов мира имеет под собой не больше достоверных оснований, чем космогонические мифы древних греков. Но именно такая история является реальностью, с которой мы с вами вынуждены считаться.

Например, армяне гордятся древностью своей церкви. За бесспорным фактом принятия армянами Евангелия в III веке скрывается богатый слой историко-культурных домыслов, построенных на служениях Геворга и Месроха. Возраст мифов в сознании народов мира насчитывает от тысячелетий до нескольких десятков лет. Так, один из великих английских мифов - идеализация времён правления королевы Виктории, которое пришлось на долгие годы XIX столетия. Мы, в Украине, мечтаем о золоте гетмана Павла Полу-ботка и о величии казацкой вольницы XV–первой половины XVII веков. Писатель Алоис Ирасек создал современный чешский миф о происхождении этого народа в 1920-е годы.

Я прибегаю к этим вступительным замечаниям о массовом историческом мифотворчестве совсем не для того, чтобы оправдать имперские чаяния иных «горячих русских парней». Просто честное и полное разоблачение обмана требует определения его масштабов во избежание поисков оппонентами сходных искажений в мышлении и образе жизни разоблачителей. Лучшим способом борьбы с мифами самосознания будет признание ложью беспочвенных заявлений о собственных истории, этногенезе, культуре. Иначе мы рискуем вместо раскрытия имперских подтасовок и искажений в самосознании россиян грубо и неприлично высмеять русских как нацию. Но подобная цель никогда и никем не может быть оправдана. Хотя её достижение и не составляет особого труда.

К сожалению, иные борцы за справедливость бросаются в сокрушительные разоблачения в тех сферах, в которых ничего не смыслят. Вопрос происхождения словаря русского языка достаточно сложен, чтобы служить пищей для подобных однозначных заявлений. На формирование современного русского языка оказали существенное влияние и письменный болгарский, и церковнославянский языки. Данные основные влияния чётко прослеживаются именно в лексике.

В своём комментарии я намерен поговорить о ряде слов с совершенно бесспорным славянским происхождением, которые безосновательно относят к заимствованиям из угорских, тюркских и финских языков. Речь, в частности, пойдёт об «огороде», «околице», «округе», «посёлке».
Итак, слово огород, по мнению автора, не славянское. Как же тогда оценивать украинское город и польское ogrud [огруд] с тем же значением, что и в русском. У слова «огород» тот же корень, что и у слов «ограда» и «оградить». Правда, у поляков это слово имеет более широкое значение: оно описывает и сад, и огород. Как ни странно, но огород – словарный, лексический родственник города. Ведь общий корень обоих слов – «город», «град», то есть ограждённое, защищённое место. Слово «округ» встречается, кроме русского языка, в украинском и болгарском, и обозначает в этих языках то же, что и в русском. Даже различие в их звучании минимальное. Оба рассмотренных слова следует отнести к общеславянским.

Поговорим теперь об «околице». Неужели в украинский язык это слово пришло из финского языка через русский? То, что околица в русском языке не родная, спору нет. Речь, вне всякого сомнения, идёт о заимствовании. Только пришло это слово в русский язык из украинского и стало использоваться наряду с «исконной» окраиной. Хотя эти слова не полные синонимы. По-русски нельзя сказать «на западной околице города вырос новый микрорайон». Но когда мы говорим и пишем «за околицей моего родного села раскинулись просторные луга», всё на своих местах. В ответ же на замечание об отсутствии в русском языке корня «коло» приведём здесь предлог «около» и административно-территориальную единицу городов Российской империи «околоток». В пользу заимствования русским языком слова «околица» из украинского языка говорит его более широкое значение в украинском языке. По-украински «околиця» - и городская, и сельская окраина.

Посёлок русским тоже не нужно было заимствовать у финнов. Ведь в русском языке есть глаголы «селиться», «поселяться». Вот от них-то и родился посёлок.
В связи с подобной «дерусификацией» мне вспоминается одна рассылка, которую я некоторое время назад получил от своего школьного друга. Григорий прислал мне исследование одного израильского языковеда. Господин Бершадский рассматривал происхождение ряда русских топонимов. По его мнению, названия городов Орёл, Курган, Каховка, Киров(!), Москва, Муром и многих других населённых пунктов восходят к семитским корням. Так название города Орла он выводит из еврейского «ор эль» - «свет Божий». Но курьёзнее всех остальных выглядит интерпретация упомянутым автором названия города Вятки в советские времена, когда он был переименован в честь популярного большевистского лидера Сергея Кирова. Израильский учёный счёл название Киров исконным историческим названием города и подстроил под него слова на иврите. О Москве же и Муроме как явно угорских названиях и речи нет. Это общеизвестные топонимические факты. В районе расположения каждого из этих городов в XII–XIV веках жили угорские племена, этнические родственники современных чувашей и некоторых других народов Поволжья и Предуралья.

Близкую к этой ошибке допускает в анализе происхождения большой группы русских слов и белорусский исследователь в своей попытке разоблачения безосновательных амбиций российских властей. К сожалению, совершенно ненаучно и безосновательно выглядит ссылка на иноязычное происхождение общеславянского слова «хлеб», и недалеко от неё ушла попытка исключить из индоевропейского лексического гнезда слово «дом». То же можно сказать и о попытке отнести к заимствованиям лексемы «путь» и «гряда». Оба слова встречаются не только в восточнославянских языках, но и в болгарском.
Уместно вспомнить здесь и о многих лексических параллелях между русским и чешским языками. Я приведу всего два совершенно очевидных соответствия. Когда чех идёт в гости, он «навштевуе nekoho». Русский в подобном случае скажет, что он «навестил родителей или старого друга». Даже звучание обоих слов говорит об их родстве. Синонимичность их значения окончательно убеждает нас в этом. Вот и вторая обещанная параллель. Знаменитая опера Бедржиха Сметаны называется на языке оригинала «Продана невеста». Кроме того, чехи называют чай тем же китайским словом, что и русские, и украинцы.

А вот и ряд других общих слов. Правда, чехи имеют в виду коридор, когда говорят «ходба», и «обход» переводится на русский неславянским магазин.
А вот ещё образчик доморощенной лексикологии.
Достаточно зайти в самый простой словарь – Переводчик Google - чтобы убедиться в славянском происхождении названия завсегдатая наших огородов. Да, речь о капусте. Так же, как и русские, этот овощ называют украинцы, белорусы, поляки, словаки. Сербы и хорваты говорят и пишут «купус». Практически по-русски называют капусту латыши [ка:пости] и литовцы [копу:стай]. Хотя корень этого слова по данным языковедов восходит к латыни и описывает в исходном языке форму съедобной части растения, напоминающую голову. Даже беглый обзор разоблачительных лексикографических открытий, предложенных автором статьи, позволяет с почти безошибочной точностью диагностировать его ошибку. Филологи называют подобный подход к исследованию происхождения слов «народной этимологией». Суть данной ошибки состоит в том, что одинаковым по звучанию словам в разных языках присваивается то же значение.
Например, индоевропеец в Грузии будет смущён тем, что «мами» в переводе с грузинского - папа, отец. Хрестоматийным примером такого ложного друга переводчика в близкородственных языках служит непонимание между русскими и болгарами насчёт арбузов и дынь. Я пишу о том, что приведенные автором «Тайн России» карельские и коми слова в исходных языках могут иметь совершенно другие значения.

Вот ещё пример такой логики. Украинское и чешское слово «хата» при желании можно сделать японским заимствованием. В языке Страны восходящего солнца такое слово тоже есть. И звучит оно так же. Только японец и украинец друг друга не поймут. Ведь по-японски hata – «знамя», а не небольшой одноэтажный дом. У чеха, для которого chata то же, что наша «дача», возникнет с украинцем некоторое недопонимание.

Утверждение об иноязычном происхождении научной, технической, медицинской и общественно-политической терминологии в русском языке, строго говоря, просто безграмотно. Оно безошибочно указывает на явно заказной – политический - характер публикации. Ведь каждому образованному человеку известен принципиально международный подход к формированию специального словаря европейских языков. Так, в русском языке названия многих химических элементов оканчиваются на –ий. В польском и немецком языках приняты латинские окончания тех же названий в форме существительных среднего рода –um. Однако в той же системе терминов основные элементы во многих языках имеют национальные названия. Приведу для убедительности эти параллели в виде последовательной таблицы.
Ниже я привожу только очевидные по словообразовательным структурам названия химических элементов в русском, украинском, польском и немецком языках.

Русский язык     Українська мова     Język polski     Deutsch
водород                  водень                  wodór           Wasserstoff
кислород                кисень                  tlen               Sauerstoff
углерод                  вуглець                 węgiel           Kohlenstoff

Уделим терминам ещё некоторое внимание.
Исконно славянскими следует признать также названия ряда металлов: железо, золото, серебро, свинец. Правда, слово «серебро» и звучит, и пишется очень похоже в славянских, немецком и английском языках. Потому могут найтись ярые сторонники его заимствования, особенно в русский язык. Но о происхождении таких понятий, как «бытие», «вещество», «время», «движение», «поле», «пространство», «свет», «скорость», не имеет смысла спорить. Интересно, что в большинстве романских, германских и славянских языков используются собственные слова для их обозначения. Точно так же обстоит дело с названием органов и частей тела человека и животных. Носители русского языка говорят «мозг», «печень», «сердце». Те, кто постоянно говорит по-немецки, назовут те же органы «Gehirn», «Leber», «Herz».

Выходит, и в этом очень понятном вопросе нужно ориентироваться со знанием принципов взаимодействия и функционирования языков как неотъемлемой структуры человеческого сознания. К сказанному о терминологии можно добавить только то, что даже древние латиняне и греки не могут похвалиться сугубо национальными терминологическими словарями. Ведь учёные Европы стали использовать греческие и латинские корни для создания общепонятных профессиональных слов в эпоху, когда на обоих древних языках не говорил уже ни один человек.

Именно поэтому я и призываю к точности аргументов нашей полемики, чего бы разговор ни касался. История любит точные даты без «допусков» в столетие-другое. Когда же мы говорим о языке, совершенно недостаточно столкнуться со словом похожего звучания. Мы должны быть уверены в совпадении значений исходной и заимствованной лексем.

Посмотрим на ещё один случай народной этимологии. И в русском, и в украинском, и в литовском языках есть слово «сварка». Но носитель каждого из упомянутых языков при абстрактном произнесении слова «сварка» подумает о совершенно разных предметах и явлениях. Для русского речь идёт об одном из процессов обработки металла. Украинец подумает о ссоре. Литовец вспомнит о пиджаке. Так из какого языка в какой пришло слово из нашего примера?
Конечно, всё в нашей жизни взаимосвязано, однако аргумент словарного состава языка и происхождения слов, на мой взгляд, является самым спорным и наиболее проигрышным. В отношении предмета нашего разговора показательны англо-французские языковые взаимоотношения. Я не специалист ни по одному из этих языков. Тем не менее, лингвисты обеих стран в один голос признают не только факт, но и важность взаимодействия английского и французского языков как результат английского владычества во Франции и французского владычества в Англии.

В отношении же русского языка более важным оказывается его насильственное и искусственное распространение и в имперские, и в советские годы. Именно в добровольно-принудительной популяризации всего русского в советские годы и коренится наибольшая проблема психологии наших современников в возрасте от пятидесяти лет и старше. Люди этого поколения привыкли видеть в русских и во всём русском всё самое лучшее в мире. К мировоззрению дедов и отцов в этой области многие молодые люди оказались очень восприимчивы. Здесь-то и следует искать наиболее опасный «русский след» в жизни всех постсоветских государств. Массовая психологическая русификация оказалась куда более опасной, чем усердное изучение языка «старшего брата» всеми гражданами бывшего СССР при том, что за всеми русскими остаётся «особая привилегия на лень».

Ведь все, кому сейчас больше сорока, могут вспомнить, как ещё во времена перестройки в нашей тогда союзной республике изучение украинского языка было низведено до уровня факультативной дисциплины по выбору самих школьников. Вот родители и выбирали… Результат мы сегодня пожинаем ложными безосновательными страхами и сепаратистскими недовольствами в защиту прав носителей русского языка на востоке страны. А носительство это, как нарочно, было сформировано именно обязательным изучением языка «межнационального общения».

Но позвольте мне заметить, что сам русский язык здесь не при чём. Так же, как английский язык не виновен в том, что в современной Индии многие миллионы людей предпочли его хинди, тамили, бенгали и другим местным языкам. Снова же центр внимания следует переместить с самого инструмента на «мастеров», которые используют его во вред всем.
Психологическая русификация породила описанное в последние советские годы Чингизом Айтматовым мышление и мировоззрение манкуртов. Так было в Кыргызстане. У нас, в Украине, тюркские захватчики тоже забирали маленьких мальчиков и формировали их сознание под свои нужды. Мальчики вырастали самыми жестокими захватчиками – янычарами. Стремление лишить человека его родовой, исторической и национальной памяти – характерная линия в почерке всех азиатских империй. Её с потрясающим успехом продолжает и в наши дни руководство Российской Федерации.
Для этих целей активно используется современный имперский миф о нарушении прав русскоязычного населения в странах бывшего Союза. К сожалению, власти РФ умело создают почву для того, чтобы сформировать и сохранить у многих устойчивую иллюзию реальности упомянутых нарушений. Свобода применения языка за границей определяется возможностями его изучения в других странах. В Украине идёт много разговоров о засилии на полках наших книжных магазинов русскоязычных книг и периодических изданий. Это правда. Но какой уровень русского языка во всей этой русской макулатуре мы встречаем?! Попробуйте найти в тех же книжных магазинах авторитетный учебник русского языка, и вы несомненно оцените качество работы российских спецслужб в Украине. Даже Словарь живого великорусского языка В. И. Даля я встретил в своём городе только два или три раза, да и то в издании Луганского педагогического университета, который носит имя великого русского лингвиста. А уж этот вуз к российским не отнесёшь!

В заключение хочу ещё раз обратить наше внимание на необходимость честного и добросовестного подбора аргументов в разоблачении имперского воздействия на сознание и мировоззрение народов бывшего СССР и всего мира со стороны официальной Москвы. В противном случае мы нагородим на наших славянских огородах финских домиков и изрубим в капусту весь словарный запас наших языков. В эпоху республики римляне призывали своих правителей - консулов – к бдительности. Сегодня мне хочется повторить ту же крылатую фразу, адресовав её полемистам: «Полемисты, будьте бдительны!».


Олег ИЛЬИН, христианский писатель

В?е ?татьи рубрики "Круглый стол"