ПОСЛАНИЕ К ЕВРЕЯМ (Беседа № 15)

Евреям 6:16-20; 7:1-10 

«Люди клянутся высшим, и клятва во удостоверение оканчивает всякий спор их. Посему и Бог, желая преимущественнее показать наследникам обетования непреложность Своей воли, употребил в посредство клятву, Дабы в двух непреложных вещах, в которых невозможно Богу солгать, твердое утешение имели мы, прибегшие взяться за предлежащую надежду, Которая для души есть как бы якорь безопасный и крепкий, и входит во внутреннейшее за завесу, Куда предтечею за нас вошел Иисус, сделавшись Первосвященником навек по чину Мелхиседека.

Ибо Мелхиседек, царь Салима, священник Бога Всевышнего, – тот, который встретил Авраама и благословил его, возвращающегося после поражения царей, Которому и десятину отделил Авраам от всего, – во-первых по знаменованию имени царь правды, а потом и царь Салима, то есть, царь мира, Без отца, без матери, без родословия, не имеющий ни начала дней, ни конца жизни, уподобляясь Сыну Божию, пребывает священником навсегда. Видите, как велик тот, которому и Авраам патриарх дал десятину из лучших добыч своих. Получающие священство из сынов Левииных имеют заповедь – брать по закону десятину с народа, то есть, со своих братьев, хотя и сии произошли от чресл Авраамовых. Но сей, не происходящий от рода их, получил десятину от Авраама и благословил имевшего обетования. Без всякого же прекословия меньший благословляется большим. И здесь десятины берут человеки смертные, а там имеющий о себе свидетельство, что он живет. И, так сказать, сам Левий, принимающий десятины, в лице Авраама дал десятину: Ибо он был еще в чреслах отца, когда Мелхиседек встретил его».

Как могут наши сердца не возрадоваться от этих слов, гласящих, что мы, т. е. евреи, а затем и язычники, все вместе утомленные бессмысленным и безнадежным своим существованием, вдруг, в озарении истины мчимся к Богу, чтобы получить твердое утешение и обрести нетленную надежду от вошедшего за завесу Первосвященника Вечного по чину Мелхиседека, Иешуа ха-Машиаха, т. е. Иисуса, Помазанника Божия! В одной из наших бесед, при обсуждении текста Евр. 5:5-6, мы с вами останавливались на характеристике этого чудного явления.

Само слово «Мелхиседек» образовано из двух древнееврейских понятий. Звучание их такое: МАЛКИ-ЦЭДЕК – царь праведный, справедливый. С понятием «первосвященник» мы уже неоднократно встречались раньше. Оно звучит по-еврейски так: АКОГЭН АГАДОЛ: КОГЭН – священник, жрец; ГАДОЛ – великий, сильный (т. е. первый, главный). Царь Салима: МЭЛЭХ ШАЛЭМ – царь мира, благополучия, здоровья.

В пророческом Псалме Давида говорится о мятеже царей и народов против истинного Бога: «Восстают цари земли, и князья совещаются вместе против Господа и против Помазанника Его» (Пс. 2:2). Бог через Псалмопевца говорит: «Я помазал Царя Моего над Сионом, святою горою Моею; Возвещу определение: Господь сказал Мне: Ты Сын Мой; Я ныне родил Тебя» (Пс.2:6-7).

Слово «Сион» – излюбленное название возвышенного места в Иерусалиме и самого Иерусалима. С именем Сиона связаны главные библейские пророчества о грядущем Субботнем тысячелетии Царства Господа Иисуса Христа на земле, о мире и покое для всех народов земли (Пс.101:1,17,22; Пс.145:10; Ис.28:16; Рим.9:33 и др.). С именем «Сион» связано национальное движение евреев за восстановление государственности, т. е. государства Израиль. В коммунистических и фашистских государствах (и в некоторых религиозных толкованиях) понятие «сионист» стало нарицательным как характеристика чего-то худого и даже антихристианского.

Однако, разве следующий текст из 9-й главы Послания ап. Павла к Римлянам может являться основанием для осуждения Израиля и Сиона: «Что же скажем? Язычники, не искавшие праведности, получили праведность, праведность от веры; А Израиль, искавший закона праведности, не достиг до закона праведности. Почему? потому что искали не в вере, а в делах закона; ибо преткнулись о камень преткновения, Как написано: "вот, полагаю в Сионе камень преткновения и камень соблазна; но всякий, верующий в Него, не постыдится"» (Рим. 9:30-33).

Итак, Бог совершает помазание Царя на Святой горе Своей, Сына Своего – Мессию Израиля. Сын оказался для большинства народа камнем преткновения и соблазна. Бог говорит, что всякий, верующий в Него, не постыдится. Проходит время, и о гору Сион, Святую Божью гору, и об Израиля, Сына Божьего, претыкаются уже язычники, утверждающие, что только они и приняли Святого Господа.

Однако мы знаем, что всякий, осуждающий дела Божьи и Его обетования Израилю, есть преткнувшийся и возгордившийся. Все богопротивники (от Израиля или из других народов) будут смертельно постыжены в свое время. А как же иначе, если и Первосвященник по чину Мелхиседека, явленный во плоти – плоть от плоти Израиля? Если и Авраам – первый корень обетования Израилю – встретился с Мелхиседеком и получил от Него благословение?

Давайте вспомним одно важнейшее событие – встречу первоеврея (Иврим) Аврама с Первосвященником Мелхиседеком: «Когда он возвращался после поражения Кедорлаомера и царей, бывших с ним, царь Содомский вышел ему на встречу в долину Шаве, что ныне долина царская. И Мелхиседек, царь Салимский, вынес хлеб и вино. Он был священник Бога Всевышнего. И благословил его, и сказал: благословен Аврам от Бога Всевышнего, Владыки неба и земли; И благословен Бог Всевышний, который предал врагов твоих в руки твои. Аврам дал ему десятую часть из всего. И сказал царь Содомский Авраму: отдай мне людей, а имение возьми себе. Но Аврам сказал царю Содомскому: поднимаю руку мою к Господу Богу Всевышнему, Владыке неба и земли, Что даже нитки и ремня от обуви не возьму из всего твоего, чтобы ты не сказал: "Я обогатил Аврама"» (Быт. 14:17-23).

Эта встреча – важнейшее событие! Отведение Авраму роли только отца всех верующих – весьма умаляет его роль как библейского героя. Он, обладая всеми присущими человеку немощами и недостатками, полученными в наследство от падшего Адама, преодолевал их силою веры.

Библия молчит по поводу родословия Мелхиседека, поэтому он явлен нам как лицо без земного отца, без земной матери, как не имеющий ни начала дней, ни конца жизни своей. Такие характеристики позволяют представить Мелхиседека как некое явление Сына Божьего, т. е. Бога. Возможно, это и так! Однако меня в этом плане смущают слова о Мелхиседеке как об «уподобленном Сыну Божию, который пребывает священником навсегда» (см. Евр. 7:3).

Мы не должны забывать, что «Бога не видел никто никогда; единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил» (Иоан.1:18). Сына во плоти – Слово, воплощенное в тело человеческое, – Бог явит много позже… Здесь же, пожалуй, речь идет о встрече Аврама с двумя ангелами – Ангелом Господним и Ангелом смерти.

Давайте вспомним более позднее событие, когда после перехода через Иордан, как по суше, еврейский народ был обрезан и праздновал Пасху и впервые после пустыни поел не манну с неба, а плоды земли. Иисус Навин, «…находясь близ Иерихона, взглянул, и видит, и вот стоит пред ним человек, и в руке его обнаженный меч. Иисус подошел к нему и сказал ему: наш ли ты, или из неприятелей наших? Он сказал: нет; я вождь воинства Господня, теперь пришел сюда. Иисус пал лицем своим на землю, и поклонился, и сказал ему: что господин мой скажет рабу своему? Вождь воинства Господня сказал Иисусу: сними обувь твою с ног твоих, ибо место, на котором ты стоишь, свято. Иисус так и сделал» (Нав. 5:13-15).

Ангелы Господни, как и этот вождь воинства Господня, являются в наш мир из вечности, несоизмеримой с нашим падшим миром, имеющим начало и течение времени. Сотворенные Богом духовные твари, даже высшие, имеют начало своего бытия пред Богом, но относительно нашего бытия они не имеют начала и конца дней жизни.

Явление Царя Правды и Мира воспринято Аврамом правильно. Только Бог мог найти и определить сердце, способное отличить правду свыше от лживой земной прелести. Аврам от Мелхиседека не получил ничего материального, кроме вина и хлеба. Однако Мелхиседек дал Авраму благословение Божье. Царь же Содомский пытается подарить Авраму имущество, богатство! Захваченных пленных надо охранять, кормить… И царь Содома как бы облегчает Авраму задачу – он предлагает ему имение в обмен на людей. По плотскому рассуждению это много ценнее. Имея богатство, рабов всегда и везде можно было купить.

Однако Аврам отказывается от богатства, а людей оставляет себе! Благословение от Бога Всевышнего, Владыки неба и земли – для него самая великая драгоценность! Именно ее и сохранил Аврам! Мелхиседек не говорил Авраму отмерить десятину и отдать Богу. Получив благословение, Аврам сам отдает десятину, по внутреннему побуждению. Только Бог может открыть человеку истину о том, что все на земле, и сама земля – принадлежит Ему! А дьявол, царь Содома, вступает с человеком в сделку «ты – мне, я – тебе».

Нам всем полезно твердо запомнить эти слова Аврама: «…поднимаю руку мою к Господу Богу Всевышнему, Владыке неба и земли, Что даже нитки и ремня от обуви не возьму из всего твоего, чтобы ты не сказал: "Я обогатил Аврама"» (Быт. 14:22-23).

Вот оно – состояние веры родоначальника иудеев, оно и есть истинное мессианство (по-гречески «христианство»)! Полнота его откроется в Сыне Божьем Иешуа ха-Машиахе (Иисусе Христе) – в Его жертвенной смерти, о чем мы будем рассуждать позже. Пройдет время, и из чресл Левииных будет установлено левитское священство, которое, по закону заповеди Божьей, будет брать десятину со своих братьев. Странно, правда? И те, и другие – иудеи (евреи), все из чресл Авраама. Для чего же это надо было? Бог тогда начал и продолжает ныне учить народ послушанию Себе, а не царю Содомскому. Истинная десятина лежит не в руке отдающего, а в сердце, послушном Богу.

Наша добровольная жертва не есть плата за мое и твое спасение. Никакая - даже самая большая! - десятина не может хоть сколько-нибудь компенсировать ту цену, которую уплатил за наше спасение Господь. Нам следует понимать, что Он отдал все, что имел, ради меня и тебя, а я – в свидетельство моей благодарности за это – отдаю лишь небольшую часть от имеющегося у меня материального, притом тоже полученного от Господа!

Нам полезно осознать, что принятие Мелхиседеком десятины от Аврама есть проявление милости Божьей. Только по глубокому и верному расположению сердца Аврама Бог благословил его через Мелхиседека в принятии этой десятины.

И, наконец, последний момент, на который нам следует обратить внимание и правильно его осознать. Образовавшийся в будущем из чресл Аврама еврейский народ получит от Бога закон и Завет, т. е. союз Бога с народом. Бог установит через Моисея порядок жертвенных служений с чередой первосвященников из колена Левиина; эти первосвященники будут принимать десятины от народа, но все они являются (через своего предка Аврама) давшими Богу десятину. Иными словами, благословение Божье не было одномоментным. Оно действует и поныне – в виде сохранения народа в самые страшные для него периоды.

«И, так сказать, сам Левий, принимающий десятины, в лице Авраама дал десятину: Ибо он был еще в чреслах отца, когда Мелхиседек встретил его» (Евр.7:9-10). 

Аминь.

 Федор Конторович

В?е ?татьи рубрики "Неутерянное наследство"