ПОСЛАНИЕ К ЕВРЕЯМ (Беседа № 20)

Евр. 9:1-8

8-я глава, так же как и 7-я, раскрывала в Послании суть священнодействия Первосвященника по чину Мелхиседека. Его отличие от служения в скинии рукотворной поставленных до Него священников было лучшим в том, что Он был Первосвященником, Нисшедшим с неба. Он же есть и Взошедший на небеса небес.
Следовательно, обетования этого Первосвященника много лучше и долговечнее, чем обетования, связанные только с земным существованием бывшего священства из евреев. Союз, заключенный Богом с евреями, и Закон, поставленный через Моисея, были ослаблены в земном священстве грешной плотью от семени Адама. Тем не менее, эта «немощь» евреев послужила общечеловеческому благу, ибо книги Ветхого завета стали наглядным учебником необходимости доверять только Богу.
Именно в текстах книг Ветхого завета записаны чудные обетования о том, что Бог заключит с Израилем какой-то новый союз и даст новый Закон, действующий посредством изменения внутренней сути человека. Это новое состояние произойдет с сердцами евреев, которые познают великую милость Первосвященника, Прошедшего небеса!

Прочитаем Евр. 9:1-8:

«И первый завет имел постановление о Богослужении и святилище земное; Ибо устроена была скиния первая, в которой был светильник, и трапеза, и предложение хлебов, и которая называется "святое". За второю же завесою была скиния, называемая "святое-святых", Имевшая золотую кадильницу и обложенный со всех сторон золотом ковчег завета, где были золотый сосуд с манною, жезл Ааронов расцветший и скрижали завета, А над ним херувимы славы, осеняющие очистилище; о чем не нужно теперь говорить подробно. При таком устройстве, в первую скинию всегда входят священники совершать Богослужение; А во вторую – однажды в год один только первосвященник, не без крови, которую приносит за себя и за грехи неведения народа. Сим Дух Святый показывает, что еще не открыт путь во святилище, доколе стоит прежняя скиния».

Эту главу мы начнем разбирать с напоминания последнего, 13-го стиха предыдущей главы: «Говоря "новый", показал ветхость первого; а ветшающее и стареющее близко к уничтожению» (Евр. 8:13).
Толкователи всех конфессий склоняются к мнению, что здесь речь идет о «ветхом устройстве скинии и ритуалов», которые стали, по выражению группы Платона Харчлаа, «духовным анахронизмом». Сделанное толкователями упоминание пророчества Иисуса о разрушении Иерусалимского храма как бы подтверждает эту мысль.

Однако мы знаем, что и первый храм, храм Соломона, был разрушен, а затем восстановлен. В конце концов, устройство храма и порядок храмового служения дал Бог. И в книге Откровения описан реально существующий Вечный Храм, сходящий с неба. Думаю, что в осмыслении стиха 13 куда плодотворнее опираться на слова ап. Павла: «Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас? Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог, ибо храм Божий свят; а этот храм – вы» (1Кор. 3:16-17).
Как видим, многократное разорение рукотворных храмов и до Христа, и после Его вознесения, конечно же, есть знамение дурного состояния как общества в целом, так и самих верующих. А вот храм Бога Живого, живущего в сердце человеческом, разорить без воли на то самого человека нельзя. Ибо храм этот есть глубокое укоренение Христа в сердцах тех евреев и язычников, которые через крепкую веру в Него становятся новыми тварями, переходящими из ветхой, т. е. временной своей телесной оболочки в совершенно новую сущность во Христе Иисусе!

Как мы читали в Евр. 9:1, и в первом завете имелись постановления о служении Богу, имелось и обустроенное по повелению Божьему святилище. Все главные атрибуты видимого священнодействия как прообразы были в скинии первой: были светильник, трапеза, хлеба предложения и, наконец, было специальное место, называемое «святое». Все перечисленное находилось внутри скинии за первой завесой. Самое же ценное, т. е. как бы Божественная атрибутика, находилось за второй завесой. Эта внутренняя сокровенная часть скинии называлась «святое святых». Что же находилось во внутренней скинии?
Читаем стихи 4-5: «…золотую кадильницу и обложенный со всех сторон золотом ковчег завета, где были золотый сосуд с манною, жезл Ааронов расцветший и скрижали завета, А над ним херувимы славы, осеняющие очистилище; о чем не нужно теперь говорить подробно» (Евр. 9:4-5).
И мы с вами в рамках этого Послания не будем подробно останавливаться на перечисленном. Однако хотя бы вкратце нам необходимо осмыслить, что есть скиния, что есть святое, что есть святое святых – все перечисленное там и все совершавшиеся там действия первосвященника и священников, поставленных на служение.

Давайте вспомним: когда евреи бежали от войска фараона, они переживали страх, что будут настигнуты и убиты. Перейдя посуху через Чермное море и увидев египтян, тонущих в потоках вод, они пережили великую радость и прославили Бога. Далее начался путь ропота из-за жажды, и, наконец, у горы Синай при встрече с Богом, евреи переживают ужас от грома, молний и туч, являвших силу и Славу Господа Бога.
В этом ужасе и возникла осознанная просьба – чтобы Бог не говорил с народом непосредственно, т. к. люди боялись умереть. Бог принимает это пожелание, но при этом выражает вполне конкретную волю Свою: «И устроят они Мне святилище, и буду обитать посреди их» (Исх. 25:8).

Итак, скиния и ее устройство есть воля Божья обитать среди народа Своего. У горы Синай народ не переходил определенную черту. В устроенной скинии этот принцип некоторой отделенности грешного народа (евреев) от Бога сохраняется.
Так что же такое есть та первая скиния в виде большой палатки? Это есть желание Бога приблизиться к народу, образованному Им для Себя. Думаю, что и само расположение скинии в стане Израильском, посреди рядов палаток, устанавливаемых на стоянках строго по двенадцати коленам Израилевым, тоже носило отражение воли Божьей. Скиния в центре (внутри) стана!

Сделаю снова небольшое отступление. Приведу пару фраз из толкования американского теолога Дэвида Гудинга по поводу 9-й главы, а вас приглашаю быть внимательными. «Это был лучший порядок, разработанный и дарованный Самим Богом, новый же порядок богослужения, бесконечно превосходивший прежний, стал возможным благодаря воплощению смерти, воскресению и вознесению нашего Господа Иисуса Христа» (Д. Гудинг, стр. 182).

Окончание этого текста сразу закрывает наши уста и все протесты. Здесь надо бы сказать: «Аминь». А не могу! Почему? Опять вынужден напомнить, что дела Божьи нам, человекам, нельзя оценивать по критерию «лучше-хуже». Бог жаждет возвратить к Себе человечество, падшее в семени Адама: вывести из тьмы проклятия в свет Свой, т. е. очистить и освятить. Все планы и действия Бога от начала премудры, святы и чисты. От начала падения, когда Его тварь решилась по неразумию своему стать чадом дьявола, проявив в этом свою волю, Бог не оставляет человека и человечество Своей любовью.

Даже тогда, когда в Междуречье потомки первого Адама решили построить башню до неба для славы себе, Бог не уничтожил их, а только лишил способности понимать друг друга. Это национально-языковое разделение и поныне живет и процветает. Это стало вечным знамением для людей в их существовании, знамением жизни по принципу «я лучше тебя». И нет никакой разницы, в семье ли действует этот принцип или между народами. Хорошо знать, что в основе таких оценок – ветхая падшая плоть человека.
Д. Гудинг говорит, что у нас, христиан, лучший порядок служения, чем у них, т. е. евреев! Порядок, как мы знаем, содержит устроение, регламент и действия. Давайте на мгновение согласимся с Д. Гудингом и другими. Для этого, прежде всего, нам необходимо будет осознать, что в этом порядке, как считает Д. Гудинг, Бог установил «нечто худшее», чем в нашем с вами порядке богослужения.

Мог ли Бог вчера делать что-то худшее, чем, скажем, сегодня? Думаю, нет! Бог и тогда делал самое лучшее из всего возможного для осознания людьми (евреями) Его воли! Есть ли этому подтверждение? Конечно, и притом многократное. Свидетелем является неизменная и вечносущая Слава Божья.
Давайте откроем книгу Исход, где описано завершение устроения скинии (Исх. 40:34-35): «И покрыло облако скинию собрания, и слава Господня наполнила скинию. И не мог Моисей войти в скинию собрания, потому что осеняло ее облако, и слава Господня наполняла скинию».

Однако, – подумает скептик, – это, может быть, относится только к самому началу Богослужения?.. Проходит 500 лет, строится храм. Давайте почитаем о завершении строительства храма Соломоном: «Когда окончил Соломон молитву, сошел огонь с неба и поглотил всесожжение и жертвы, и слава Господня наполнила дом. И не могли священники войти в дом Господень, потому что слава Господня наполнила дом Господень. И все сыны Израилевы, видя, как сошел огонь и слава Господня на дом, пали лицем на землю, на помост, и поклонились, и славословили Господа, ибо Он благ, ибо вовек милость Его. Царь же и весь народ стали приносить жертвы пред лицем Господа» (2 Пар. 7:1-4).

Бог дал все необходимые сведения для устроения скинии, атрибутика которой полностью перешла в более материально-фундаментальное устроение храма. Однако все, что касалось внешнего (тканей, кирпичей, золота, меди, той или иной породы дерева), все оказалось временным, включая и сам порядок.
Нам весьма полезно задуматься над вопросом: почему о внутреннем устроении церкви в нашем понимании, как и о ее земной внешней и внутренней архитектуре, Библия не содержит указаний? Может быть, потому что и в Ветхом Завете Бог Израиля через видимое намекал, что главное устроение и порядок Богослужения должен находиться внутри верующего?

Давайте обратим внимание на некоторые моменты устроения скинии, соизмеряя это с нами и живущим в нас Христом. За первой завесой была трапеза и хлеба предложения (разве мы с вами не принимаем внутрь себя необходимого для жизни нашего тела хлеба и питья, пищи насущной, помолясь Господу и ниспросив благословения и освящения?). За второй завесой в скинии лежали образы вечного: ковчег, в котором были расцветший жезл Ааронов, сосуд с манной и скрижали завета. Все обложено золотом. Золото – металл драгоценный, нержавеющий, во все времена являвший ценность весьма высокую. Ковчег – символ спасения рода человеческого, а в нем – хлеб, сошедший с неба, т. е. Слово Божье; и символ жизни и власти – упоминавшийся нами жезл Аарона расцветший. Все это вместе – разве не Господь наш Иешуа ха-Машиах, т. е. Иисус Христос, Спаситель наш Помазанник Божий?!

Теперь поставлю последний вопрос: где же в нас «святое-святых» и где место за «второй завесой»? Как называется это место в нас?.. Да, друзья, это – наши сердца! От начала Библии и до конца за разными образами скрыта борьба Бога с дьяволом за обладание сердцами человеческими. Сравнивать устроения земных храмов по принципу «лучше-хуже» – малополезное занятие. Если Христос в нас, то Он в нас за второю завесою, т. е. в сердце нашем!

Мы можем все же спросить: неужели наше новое устроение ничем не лучше того, древнего?
Ответ прочитаем в Евр. 9:5-8: «А над ним херувимы славы, осеняющие очистилище; о чем не нужно теперь говорить подробно. При таком устройстве, в первую скинию всегда входят священники совершать Богослужение; А во вторую – однажды в год один только первосвященник, не без крови, которую приносит за себя и за грехи неведения народа. Сим Дух Святый показывает, что еще не открыт путь во святилище, доколе стоит прежняя скиния».
Тогда еще не был открыт новый путь к сердцам евреев, а затем и язычников. А ныне? Ныне есть то, что сказано нам: «Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас? …этот храм – вы» (1 Кор. 3:16-17).
О цене устроения этого нового храма мы будем говорить в следующий раз.
Да благословит Господь каждого из нас порознь и всех вместе для славы Своей!
Аминь.

Федор Конторович 

В?е ?татьи рубрики "Неутерянное наследство"