ЭТО СЛАДКОЕ СЛОВО - СВОБОДА (Пасха. Мессианский взгляд)

Поётся в студенческой песенке: «Пришла весна в мои края…». И с нею месяц нисан, первый месяц 5773 года от сотворения мира. Да-да, снова Новый год! Я понимаю, это очень утомительно. Но что поделаешь, у нас их четыре в году. Месяц Нисан стремительно приближает нас к празднику Песах (Пасхе) – первому в ряду еврейских праздников, в определ`нном смысле, самому важному среди них.

Праздник Песах - это праздник весны и праздник свободы. Праздник природы, пробуждающейся от зимней спячки к цветению, и праздник свободы народа Израиля, который вышел из рабства и страданий в Египте к вечной свободе. Есть ли связь между этими двумя сторонами праздника?

Одна связь наглядна и очевидна. Исход из Египта, когда наш народ распрямился и оставил рабство и унижение для свободной жизни, это наша национальная весна, дни, когда народ Израиля расцвёл после сотен лет ужаса и мучений. И потому Тора связывает вместе эти два понятия – весну и свободу: как в календаре, так и в сознании и памяти. «Соблюдай месяц авив (весенний) и совершай Песах Господу, Богу нашему, ибо в месяц авив вывел тебя Господь, Бог твой из Египта ночью» (Исх.16:1).

Есть, однако, и другие аспекты связи между весной природы и весной народа, более глубокие и менее заметные при первом чтении. Например, так же, как способность к пробуждению и цветению скрыта в глубине растения и проявляется только в подходящих условиях, так и стремление к свободе жило в душе народа и во времена рабства, но проявилось оно открыто в глазах египтян только во время Исхода из Египта. А если быть точным, за четыре дня до Исхода, 10-го числа месяца Нисан евреям было велено запастись ягнёнком или козлёнком для принесения пасхальной жертвы: «Скажи всей общине Израиля так: «Десятого числа этого месяца пусть возьмут себе каждый по ягненку по ягненку на семейство, по ягненку на дом… И да будет он у вас имуществом, хранимым до 14-го дня сего месяца. Тогда пусть зарежет его все общество сыновей Израиля в вечернее время» (Исх. 12:3-6). Все египтяне видели, что бывшие рабы запасаются молодняком для жертвоприношения. Каково было египтянам, считавшим молодняк проявлением божественных сил и никогда не употреблявших его в пищу! Это было для египтян испытанием видеть, как их бывшие рабы, вышедшие из повиновения, собираются зарезать божество и зажарить его на открытом огне. Но с другой стороны, это было серьёзным испытанием и для евреев, которым ещё предстояло поверить в своеё освобождение из рабства.

Но путь из рабства и путь к освобождению это два разных процесса, и процессы эти мучительны и долги. Тора определяет эти процессы, как «этапы большого пути». «Я – Бог и выведу Я вас из-под ига египтян, и избавлю вас от служения им, спасу вас мощью великой и страшными карами, и возьму Я вас народом себе…» (Исх. 6:6,7). И когда ещё нам говорить о свободе, как не в дни Песаха?!

Выход из Египта – это один из важнейших поворотных пунктов истории еврейского народа. Помимо того, что выход из Египта – это центральная тема праздника Песах, и почти все еврейские праздники, множество заповедей и вся классическая еврейская литература являются в той или иной степени, прямо или косвенно, «памятью о выходе из Египта».

«Рабами мы были у фараона в Египте». На первый взгляд, совсем нетрудно понять, что такое рабство. Несомненно, то, что раб занят тяжёлым трудом и угнетаем надсмотрщиками и надзирателями. Награда за его труд мизерна, а работа тяжела. Однако в этом ли самая суть рабства? Главное заключается в том, что раб не определяет цели и задачи работы, и его потребности и желания не учитываются. Это работа на других, а коль скоро это так, то не играет роли, какой работой занят раб и действительно ли он надрывается в поле, изготовляя кирпичи из глины. Он может сидеть в хорошо кондиционированном помещении за компьютером и писать высокохудожественные произведения – даже и на этом поприще он может быть рабом. Когда у фараона возникли опасения, что евреи «поднимаются из земли», т.е. достигнут свободы самосознания, он заставил евреев заниматься чуждым им делом, «дабы изнурять их тяжкими работами» ради Египта. «И строил он города-хранилища для фараона, Питом и Рамсес». Сама эта работа превратила евреев в народ рабов, народ, существующий для других.

Выйти из рабства это значит начать работать на себя, руководствуясь собственными целями. Рабство не прекращается с выходом из Египта, но становится более глубоким, когда перестает быть лишь внешней зависимостью и внешней порабощенностью и когда проникает в глубины души. Пока раб, будь то отдельный человек или народ, осознаёт себя рабом, пока он понимает свои собственные интересы, пока он болезненно переживает угнетение – рабство ещё не является окончательным и бесповоротным. Более тяжёлая стадия наступает тогда, когда раб забывает о том, что он раб. Высказывания пророков и мудрецов о рабстве евреев в Египте подчёркивают, что у евреев стало постепенно исчезать болезненное ощущение рабства, что еврейский народ начал отождествлять себя с Египтом и потерял из-за этого независимость самосознания. В книге Исход говорится, что Бог пришёл, чтобы «забрать народ из среды народа». Это значит, что евреи погрузились в самую сердцевину народа-поработителя. Как бы увязли в этой среде и были поглощены ею. 

Тора не только Закон Жизни (Торат Хаим), но и закон свободы. Начало Израиля, как народа, лежит там, где кончается рабство. Не случайно книга Шмот сразу после провозглашения 10-ти заповедей начинает следующую главу с законов о еврее-рабе. И там, в частности, говорится: «А если скажет раб: я люблю своего хозяина, свою жену и своих детей – не выйду на свободу! Его хозяин приведет его к судьям, и подведет его к двери или к косяку, и проколет хозяин ему ухо шилом, и станет его рабом навсегда» (Исх. 21:5,6). Нет в еврейском языке ругательства более крепкого (хотя и вполне цензурного), чем эвед нирца - раб с проколотым ухом. Раб, пренебрегающий свободой, любящий хозяина, любящий сытое рабство – нет человека ниже и презреннее. Один из еврейских мудрецов раби Шимон бен Раби удивляется: почему еврейского раба, отказавшегося выйти из рабства, подводят именно к дверям и косяку? И отвечает: дверь и косяк были свидетелями чуда в Египте, когда в заслугу того, что евреи смазали косяки дверей кровью пасхальной жертвы, не боясь египтян, Всевышний миновал (пасах на иврите) их двери и вывел евреев из рабства на свободу, сказав: «Мои сыновья Израиля рабы», а не рабы рабов. И мудрец раби Иоханан бен Закай спрашивает, в чём провинилось именно ухо? Еврей, слышавший на горе Синай: «Мне сыновья Израиля рабы», (а не рабы рабов); и «…пусть не будет у тебя других богов» и при этом предпочитающий ярмо другого человека прямой власти Всевышнего, заслуживает, чтобы прокололи его ухо! Раб-еврей становится вечным рабом, который не может получить свободу, поскольку он перестал стыдиться своего рабства, испытывать унижение и боль, поскольку он полагает, что это его положение прекрасно и не требует перемен.

В событиях, предшествующих Исходу есть одна очень важная деталь. «И пришел Моше с Аароном к фараону, и сказали они ему: «Так сказал Бог, Всесильный Бог евреев: …отпусти народ Мой, чтобы служить Мне» (Исх. 10:3). Не просто отпустить на все четыре стороны (глаза б наши тебя не видели), а отпусти, чтобы евреи вернулись к своему Богу! Это и стало очевидным камнем преткновения для фараона. У подлинных рабов нет настоящих богов. Более того, священный долг раба – выполнять свою работу. Первостепенная его задача – служить, исполнять всё то, что велит господин. Однако в тот момент, когда человек осознает, что есть Господин над господами, что имеется высшая власть и священный долг, которому он подчинен и который выше других обязанностей, в этот самый момент он в душе перестает быть рабом. Свобода зиждется на внутреннем самосознании, а не отрицании внешней работы. Тот, у кого нет своего живого лица и своего живого Бога, всегда остаётся рабом, даже если у него нет хозяев. Может быть, именно в этом и заключается роковая ошибка тех, кто выбирает неверие из искреннего свободолюбия. И это не обязательно атеисты. Человек стоит не перед воображаемым выбором: быть свободным или рабом. Он может выбрать только между признанием над собой власти Всевышнего или власти людей. Но, обретая истинную свободу, человек начинает понимать, что путь свободы это не путь вседозволенности, но путь порядка, который подобен лезвию бритвы. Не потому ли пасхальная трапеза называется седер - порядок, устройство.

Сколько их было, пасхальных трапез, со дня Исхода? Но нам памятна одна, которая праздновалась почти тысячу триста лет спустя.

Вечером 14 Нисана, на окраине Иерусалима, в горнице дома водоноса на пасхальный седер сошлись 13 евреев.  И вот, когда были выпиты четыре пасхальных чаши, и седер  подходил к концу, Тот, Кто вёл седер, преломил мацу, раздал её остальным и сказал: «Примите, ядите; сие есть Тело Мое». И затем Он сделал то, чего никто, никогда из евреев не осмеливался делать. Он взял пятую чашу, «чашу Элиягу», которую по традиции предполагалось пить только с приходом Машиаха,  «…и сказал им: сие есть Кровь Моя нового завета, за многих изливаемая» (Марк 14:24).

…К вечеру следующего дня Сын Божий, Сын Человеческий, еврей Йешуа умер, пролив кровь на римском кресте. Духовное падение евреев поставило мир на грань гибели. Но Сам Бог принес в жертву за нас Агнца без пятна и порока. Эта жертва и причастность к ней евреев были предопределены Богом. Такой высокой ценой Бог спас еврейский народ и всё человечество. 

…На третий день, день после субботы Благая радостная Весть потрясла Его учеников - Йешуа воскрес из мёртвых! Бог снова и снова обращает смерть в жизнь. Песах, начавшийся спасением евреев, продолжился Пасхой воскресения Мессии Иешуа, спасшего весь мир.

С вечера 14-го по 22-е Нисана (с 25 марта по 2 апреля в этом году) евреи празднуют Песах. И снова Бог Израиля выводит нас из Египта, из дома рабства: рабства наших страхов, финансовых и семейных проблем, немощей и болезней. И снова, как два тысячелетия назад, Спаситель погибших овец дома Израилева и всех народов мира, Мессия Иешуа, приносит себя в жертву за наши промахи, ошибки и грехи и, победив смерть и ад, восстаёт из мертвых, выводя нас к свободе от рабства греха. В этом - двойная радость для евреев, открывших своё сердце Иешуа. И нет места скорби, унынию и страху!  

                                                                          
                                                                                   Берл Миньковский

В?е ?татьи рубрики "Праздники Господни"