ЕВРОПА УМЕРЛА В АУШВИЦЕ

aushwitz

Я шел по улице в Барселоне и вдруг открыл для себя ужасную истину Европа умерла в Аушвице. Мы убили 6 млн евреев и заменили их на 20 млн мусульман. В Аушвице мы сожгли свою культуру, мышление, творческий потенциал, талант. Мы разрушили избранный народ, избранный по-настоящему, ибо он породил великих и замечательных людей, изменивших мир. Вклад этих людей ощущается во всех областях жизни: в науке, искусстве, международной торговле, но прежде всего в том, что они подарили миру понятие «совесть».

И вот под маской терпимости, желая доказать самим себе, что мы излечились от вируса расовой вражды, мы открыли ворота 20 млн мусульман, которые принесли к нам глупость и невежество, религиозный радикализм и нетерпимость, преступность и бедность, вызванные нежеланием работать и поддерживать достойное существование своих семей. Они превратили прекрасные города Испании в часть третьего мира, тонущую в грязи и преступности. Они селятся в квартирах, предоставленных бесплатно правительством, и в стенах этих квартир строят планы, как убить и уничтожить наивных «хозяев». Таким образом, к нашему несчастью, мы обменяли культуру на фанатичную ненависть, творческий дар - на дар разрушения, интеллигентность - на отсталость и первобытные предрассудки. Мы променяли миролюбие европейского
еврейства, его свойство заботиться о нормальном будущем для своих детей, его упорную привязанность к жизни, которая считается святой и неприкосновенной, на тех, кто ищет смерти, на людей, которые желают гибели себе и другим, нашим детям и своим детям. Какую ужасную ошибку совершила ты, несчастная Европа!

Статья была опубликована в одной из центральных газет Испании (http://www.delacole.com/cgi-perl/medios/vernota.cgi?medio=comunidades&numero=457&nota=457-1). 

На этой неделе в Англии было удалено упоминание о Холокосте из школьных программ, под предлогом, что это «оскорбляет» мусульманское население, которое утверждает, что Катастрофы (ХОЛОКОСТА) никогда не было.

Себастьян Вилар Родригес, испанский писатель

Письмо Б-гу, или Еврейские Иовы

В одном из домов Варшавского гетто, рядом с грудой камней и человеческими останками, в бутылке из-под керосина было найдено письмо. Оно было написано евреем в последние часы его жизни в охваченном пламенем гетто.

Варшава,23 Нисан 5703 Я, Йоссель Раковер из Тернополя, потомок святых и праведных предков, пишу эти строки, когда Варшавское гетто горит. Дом, в котором я пишу, является одним из последних домов, ещё не охваченных пламенем. Уже несколько часов ведётся страшный артиллерийский обстрел гетто, и стены вокруг меня рушатся, как спичечные коробки. Пройдёт ещё немного времени, и дом,в котором я нахожусь, подобно другим домам гетто, станет могилой для его обитателей. Мне сорок лет, и когда я оглядываюсь на прожитые годы, я могу с уверенностью сказать — если человеку позволено быть уверенным в себе, — что я прожил честную жизнь. После всего,что я перенёс, было бы неверно утверждать, что мои взаимоотношения с Б-гом не изменились. Однако я могу уверенностью сказать: я горжусь, что я — еврей, потому что евреем быть очень трудно. Я думаю, что быть евреем — это значит быть борцом, неизменно плыть против течения, то есть, выступать против развращения и людского зла. Еврей — это герой, это мученик. Вероятно, вы скажите, что сегодня речь идёт не о возмездии и наказании, а, так сказать, о сокрытии Твоего присутствия, и это объясняет тот факт, что люди отданы во власть зла. Но Боже, я задаю тебе один вопрос, сжигающий меня: что ещё должно случиться с детьми Израиля, чтобы Ты явился к нам вновь? Я чувствую, что должен говорить с Тобой откровенно. Теперь, во время бесконечных страданий, унижений и оскорблений, больше, чем в любой другой период нашей истории, мы, кого попирают ногами как сброд сжигают заживо, унижают и оскорбляют, уничтожают миллионами, мы вправе знать: как долго ты можешь быть таким терпеливым? Я говорю это Тебе, потому что верю в Тебя больше, чем когда бы то ни было. Теперь я знаю, что Ты — мой Б-г. Вероятно,Ты не можешь быть их Б-гом, потому что их страшные дела демонстрируют их ужасающее безбожие. Если те, кто ненавидит меня и убивает меня, являются тёмными и злыми людьми, значит, я должен быть одним из тех, кто переносит Твой свет и доброту на других. Смерть уже не может ждать. Я должен заканчивать. Стрельба затихает. Последние героические защитники падают один за одним. Великая и прекрасная Варшава, богобоязненный город, еврейская Варшава умирает. Солнце садится, и я благодарю Б-га за то, что никогда не увижу его снова. Из окна я вижу небо, красное как кровавый столб. Скоро я буду с моей женой и детьми и миллионами погибших, я буду в мире, где царит добро, где нет никаких сомнений и высшая власть принадлежит Б-гу. Я умираю спокойным, но не умиротворённым, потерпевшим крушение, но не отчаявшимся. Я умираю с верой в Б-га. Я следовал за Ним, даже когда Он отдалил меня от Себя. Я соблюдал мицвойс, даже если меня наказывали за это. Я любил Его, даже когда Он опустил меня на самую низшую ступень, на которой мы стали объектом издеваетельств и насмешек со стороны других народов. Мой Ребе любил рассказывать историю о еврее, бежавшем от испанской инквизиции. В маленькой лодке он наконец приблизился к скалистому острову. Море штормило, погода была ненастная. Ударом молнии убило жену еврея. Огромная волна унесла его ребёнка в море. Один голый и босый, испуганный, он достиг острова. Собрав последние силы, еврей обратил глаза к небу и сказал: «Боже Всемогущий, я спасся, чтобы выполнить Твои заповеди и освятить Твоё имя. Однако ты делаешь многое, чтобы заставить меня отказаться от моей веры. Если Ты думаешь, что Тебе удастся сбить меня с праведного пути, то я заявляю Тебе, мой Б-г и Б-г моих отцов, что этого не случится. Ты можешь уничтожить меня. Ты можешь изнурить меня до смерти. Я буду всегда верить в Тебя. Я останусь евреем и ничто в мире не заставит меня измениться.» Итак, это мои последние слова. Ничто не изменится. Ты сделал всё, чтобы я отказался от тебя, чтобы я не верил в Тебя. Но я умираю так, как жил — с непоколебимой верой в Тебя.

Шма Исраэль Адонай Элогэйну, Адонай эхад!

В?е ?татьи рубрики "Точка кипения"