МАСТЕР… ОБОЛЬЩЕНИЯ, или «КТО СКАЗАЛ ТЕБЕ, ЧТО ТЫ НАГ?»

Отрицать литературное мастерство и талант Михаила Булгакова бессмысленно и бесперспективно. Но талант писателя никогда не служил показателем его здоровых и полноценных отношений с Богом. Даже если в одном из его романов мы и читаем вставное повествование о допросе римским наместником и казни Христа, следует задуматься о том, от чьего имени ведётся повествование о евангельских событиях.
Вопрос, который каждый верующий просто обязан поставить к творчеству большинства признанных художников слова, состоит в бескомпромиссном определении цели и ценностей, которым было подчинено дарование писателя. К литературному наследию М. Булгакова более уместного вопроса не найти.
А потому от нас, Божьих детей, подбор культурных аргументов в споре с атеистами требует особой тщательности и пристального внимания.

250px-Bułhakow Исследование светской литературы перестало занимать меня со времени прихода к Богу. Тем более не собирался я обращать внимания на произведения писателей, чьё творчество и в мире меня не особенно интересовало. Михаил Булгаков, чьи сочинения за последние три десятка лет возведены в ранг гениальности, никогда моим любимым автором не был. Но вот в одной социальной сети брат разместил «на заметку атеистам» фрагмент из фильма «Мастер и Маргарита». В том эпизоде (это первая сцена и романа, и фильма) Воланд убеждает Ивана Бездомного и Берлиоза в бренности жизни и неспособности человека управлять своей судьбой. Для тех, кто не знаком с произведением поясню, что профессор Воланд у Булгакова – воплощение дьявола.

В ответ на такую «неотразимую» аргументацию существования Бога в моей памяти всплыл Его вопрос Адаму, когда тот скрылся от Господа в Саду: «Кто сказал тебе, что ты наг?» (Быт. 3:11). Порой наше желание обратить взгляды окружающих на Творца и Владыку жизни оказывается в плену мирских представлений. Мы можем полагать, будто в образцах общепризнанной культуры найдём подходящие ответы на нужды этого мира. И да, и нет. Суть поиска сводится к древнему Божьему вопросу об авторитете того, от кого мы узнаём что-либо. Популярность писателя, актёра театра или кино, музыканта, спортсмена, политика, известность учёного никогда не были и никогда не будут синонимом и мерой праведности человека.

Как Божьи дети, мы можем отчётливо видеть источник популярности человека и его дел в этом мире. В конце советских времён «доброе имя» многих писателей сформировалось под влиянием длительного запрета на публикацию их произведений. Стоило извлечь из глубин «спецхранов» хотя бы самую незначительную рукопись, как её автор почти автоматически признавался великим. Искажённое вольнодумное понимание сладости «запретного плода» - один из видов оружия, которое дьявол очень тонко применяет для распространения своего влияния. В отношении художественных произведений этот приём до сих пор даёт ему стопроцентный успех. Именно так и объясняется феноменальный успех творческого наследия Михаила Булгакова.

При жизни писателя его духовный хозяин сделал всё, чтобы оклеветать М. Булгакова в антисоветских настроениях и как можно глубже скрыть его оккультные сочинения. Но начиная с 1980 года, опальный автор шаг за шагом начал посмертно овладевать умами советской интеллигенции. Сатане нужно было заложить основание для пробуждения интереса советских граждан к его потенциалу и возможностям. Творчество М. Булгакова – превосходное средство для достижения этой цели. Главная опасность романа «Мастер и Маргарита» кроется во вставном «Романе о Пилате и Христе». Тонко замаскированный взгляд на евангельские события глазами сатаны – источник самого жестокого и коварного обольщения. На его фоне мудрствования Воланда и его почти шутовская свита не представляют особого интереса. Хотя и здесь внимание читателя не должно расслабляться.

Светские исследователи творчества М. Булгакова утверждают, будто «Мастер и Маргарита» символическое повествование, в котором скрыты философские взгляды Григория Сковороды в писательской интерпретации. Но признания самого писателя о желании обязательно написать «что-нибудь дьявольское» снимают лицемерную маску с подобного понимания. Сам Булгаков по свидетельствам В. П. Катаева и И. А. Ильфа называл замысел этого романа «дьяволиадой». Эти воспоминания открыто публиковались в толстых литературных журналах ещё в 1983 – 1985 годах. Желающие проверить достоверность моих замечаний могут попросить в библиотеках подшивки «Нового мира» тех лет или найти книгу Валентина Катаева «Алмазный мой венец». Дополню эту ссылку тем, что ни Катаев, ни Ильф личной неприязни и соперничества к Булгакову не питали. Но в литературной Москве 1920тых, кроме прочих достоинств и пороков, автор «Мастера и Маргариты» был известен как завсегдатай казино, который почти всегда выигрывал в рулетку.

Знаменитое изречение Воланда «Они не заслужили свет, они заслужили покой» я впервые услышал из уст моей знакомой. Она тогда писала курсовую работу по роману М. Булгакова «Мастер и Маргарита». От самого названия произведения мне в 1980 или 1981 году повеяло скучной производственной тематикой, и имя автора не говорило мне ровным счётом ничего. А тут – на тебе! Мы возвращаемся со студенческой научной конференции в Одессе. Разговор заходит о литературных вкусах, научных интересах и предпочтениях.

- Ты занимаешься поэзией Гейне.., - задумчиво произносит Татьяна. – А я увлеклась Булгаковым. Исследую тему покоя в романе «Мастер и Маргарита». Вот здесь-то и прозвучало это обманчивое и глубоко завуалированное изречение сатаны о том, будто кроме вечного непреступного света, места Божьего обитания, приготовленного для праведных, и вечной тьмы безнадёжного отделения от Бога, существует ещё и некий «покой». Университетский комсомольский активист тогда и представления о реальном живом Боге не имел! Но даже в моём атеистическом сознании философская категория «покоя» не отделялась от категории «света». Возможно, в такой реакции молодого человека проявляется заложенное в нас Богом ещё при сотворении представление о единстве Его покоя – шалом – и света – ор.

Позже, когда я прочёл сам роман, протест против такой философии стал осознанным. В годы повального увлечения всем, что некогда было по идеологическим соображениям строжайше запрещено, нашёлся начинающий писатель, которому был не по нутру сатирический мистицизм Михаила Булгакова. И дело не ограничивалось одним романом. Какое-то время я признавал его «Дни Турбиных» («Белую гвардию»), «Собачье сердце» и некоторые другие произведения. Однако после обращения ко Христу Святой Дух помог мне разглядеть источники и цели вдохновения Мастера.

Всё творчество Булгакова не просто мистично. Оно откровенно оккультно. Призрак старого Турбина – такое же порождение тьмы, описанное автором с глубоким знанием дела, как и Воланд с его дикой свитой. Именно в особом посвящении силам поднебесья и в явной связи с ними и кроется секрет притягательности произведений Михаила Булгакова. Они буквально пропитаны скрытыми загадочными влияниями и действием сил, о которых в Советском Союзе вообще запрещалось думать.

В мировой литературе сатанинскому мистицизму Оскара Уайлда, Франца Кафки и Михаила Булгакова явно противостоит основанное на пророческом видении жизни творчество Френка Перетти. Его романы «Тьма века сего» и «Пронзая тьму», повесть «Пророк» и другие произведения показывают мир сверхъестественного Божьими глазами. Там действуют и Ангелы, и демоны. Но читателю совершенно ясно, что за первыми стоит Бог всей Вселенной, а за последними – падший ангел. Честно говоря, взгляд на творчество Ф. Перетти как альтернативу оккультным образцам литературы XX века ещё нуждается в серьёзном научном и духовном обосновании. Мысль о таком противопоставлении возникла у меня только по ходу этих размышлений.

В том же ряду мы найдём и аллегорические «Хроники Нарнии» замечательного английского писателя прошлого века Клайва С. Льюиса, и его глубокую талантливую публицистику. Все упомянутые сочинения доступны в хороших переводах на русском языке.
Впрочем, и в русской литературе есть одно бесспорно великое имя, которое заслуживает самого пристального духовного внимания. Фёдор Михайлович Достоевский писал свои произведения во второй половине XIX века. Его величайшее сочинение, роман «Братья Карамазовы» - образец доступного в российской действительности тех лет поиска Бога и пережитой встречи со Христом. Достоевский откровенно философичен. Но его философия основана на поиске Бога самим автором, через эти искания он и проводит многих персонажей своих произведений. Мистицизма у Достоевского вообще нет. Познание Бога у героев Достоевского проявляется в их изменённых жизнях. Разумеется, природа подобных перемен сверхъестественна, но автор не ставит на этом ударения. Для него первостепенное значение имеет изменённая человеческая жизнь.

Я говорю на этих страницах о необходимости пристального внимания к поиску в произведениях литературы и искусства аргументов реальности Божьего присутствия в жизни современного человека. Мне лично не хотелось бы подбирать их из уст того, кто по словам Апостола Иакова «веруют и трепещут» (Иак.2:19). Тем более, что человеческие авторитеты не обладают сверхъестественной силой. Свидетельства Священного Писания втаких дискуссиях куда более весомы. А попадаться на удочки даже самых бесспорных дарований тех, кто входил и продолжает входить в духовный мир с «чёрного хода» нам с вами, дорогие Божьи дети, не пристало!

Уже само намерение использовать для утверждения истин Священного Писания примеры из явного арсенала антихриста должно вызывать у нас очень серьёзную настороженность. Душевные объятия творческих дарований обладают крайне высокой притягательностью. Они-то и служат дьяволу очень часто инструментом, с помощью которого он прельщает даже избранных… Перспектива разделить подобную участь, полагаю, никого из нас не привлекает.

Олег Ильин

В?е ?татьи рубрики "Церковь и мир"