ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ ВО ВЛАСТИ… КОШЕЛЬКА

Не спешите с выводами, читатель!  С автором этих строк всё в порядке. Речь вовсе не идёт о насмешке над истиной из Священного Писания. Напротив. Я предлагаю вам вместе со мной серьёзно поразмышлять над проблемой, которой большинство из нас не придают реального значения. Верующие очень часто из-за невнимания к данному вопросу становятся заложниками мирской экономической системы. Христиане с лёгкостью делают выбор в пользу шатких гарантий этого мира по вопросам безопасности жизни, сохранности здоровья и имущества, делового и просто профессионального успеха.

Итак, поговорим о страховании. 

Медицина уже давно уверяет нас, что легче предупредить любую болезнь, чем лечить её. Страховые же агенты и менеджеры всех уровней квалификации, похоже, взялись научить нас планировать наступление конкретных серьёзных несчастий в строго определённые сроки и рассчитываться за них собственными деньгами под видом помощи страховщика. Они немало преуспели в своём бизнесе!
Не верите? Убедитесь сами.

Каждый из нас в своё время встречается с этим социальным финансовым институтом. Он представлен на рынке финансовых услуг во множестве разных форм и проявлений. Нам предлагают страхование жизни, здоровья, имущества, страхование от несчастных случаев на производстве. В современную практику дорожного движения внесено особое требование обязательного страхования гражданской ответственности на случай нанесения ущерба имуществу или здоровью другого участника дорожного движения. Но жизнь человека под покровом раскидистых обещаний страховых компаний не становится ни более обеспеченной, ни более безопасной.

Пожалуй, я никогда не стал бы задумываться и писать о рынке финансовых обещаний на случай возникновения в жизни человека или деятельности компании опасных либо непредвиденных обстоятельств. Меня просто не интересовали те, кто стремиться создать у людей отрицательные ожидания, чтобы потом на них сколотить свои капиталы. Но вот на днях знакомая моей жены пригласила нас пообщаться в одной из компаний, которая позиционирует себя на рынке как надёжный гарант пенсионного страхования. Предпенсионный возраст и появление в стране формальных возможностей накопления пенсий сделали своё дело.

В назначенный день и час я был в офисе компании.
Словоохотливая и милая сотрудница принялась расспрашивать меня о семье и наших нуждах. Делиться сокровенным с незнакомой дамой мне не хотелось. Меня интересовала компания, её цели, возможности и предложе-ния. Разговор зашёл о страховых программах.
Что же? Для представления мне страховой помощи в отдалённом будущем потенциальным благодетелям требовались мои деньги уже сегодня. И чем раньше я начну доверять компании свои средства, тем большей будет сумма, которую я могу получить при наступлении страхового случая в перспективе 10 лет.

Я уже попрощался с менеджером и собирался уходить, как вдруг в тесной комнатёнке появился директор представительства. Он с порога поспешил заверить меня в том, насколько важен для компании каждый клиент. Я парировал его служебную любезность замечанием о том, что для меня его проекты не представляют интереса. Тогда этот любезный и опытный финансист пустил в ход неотразимые, по его мнению, аргументы. Директор заговорил со мной о повышенной опасности инфарктов и инсультов у мужчин в возрасте после пятидесяти лет.
- Может ли компания, - прямо спросил я, - предоставить мне средства для обследования зрения, сердца, мозга?
- Понимаете, - на короткое время замялся собеседник, - это не является нашей задачей. Мы помогаем тогда, когда наступают непредвиденные обстоятельства. Тогда все бросаются на поиски помощи. Наша медицина формально бесплатна…
- Но можете ли вы помочь мне не попасть в критическую ситуацию и вовремя узнать о состоянии моего здоровья?
Директор представительства развёл руками:
- Мы с Вами говорим на разных языках.

Мы вежливо попрощались, и я покинул гостеприимный дом людей, которые зарабатывают на отрицательных ожиданиях сограждан. Не могу понять, почему именно с той короткой встречи мысли о моральных устоях и финансовых особенностях страхового дела так занимают меня. Ни обиды на страховщиков, ни зависти к ним у меня нет и никогда не было. Более того. Многие христиане на Западе вполне успешно работают в страховом бизнесе. А вес практических аргументов значительно превосходит простую логику общих доводов. Именно по этой причине я и приглашаю вас, читатель, к размышлению с позиций Священного Писания над плюсами и минусами страхования от опасностей, подстерегающих каждого человека в реальной повседневности.

На первый взгляд, всё выглядит совершенно трезво и разумно.
Раз у человека нет твёрдых гарантий безопасности, вполне логично накопить некую сумму денег, чтобы они послужили вам в случае болезни, потери трудоспособности и при каких угодно неблагоприятных обстоятельствах. Библия, как кажется, тоже согласна с таким ходом мыслей. Ведь записали же евангелисты слова Господа Иисуса не только о том, что в наши дни увеличится сила природных катаклизмов, возникнут многие военные конфликты, а люди станут крайне ненадёжными. Господь учил нас также исчислять издержки и взвешивать реальные возможности, когда мы берёмся за любое практическое дело. Ну, в самом деле, не выход ли?
Примерно так нас убеждают страховые агенты и менеджеры компаний. Мы верим их логике и потому упускаем из виду один очень важный вопрос.
Давайте вместе остановимся и задумаемся, во что мы фактически вкладываем денежные средства, когда страхуем различные риски? Не будем спешить с ответом. Рассмотрим для начала несколько обыденных примеров.

Вот молодой человек в офисе страховой компании страхует на случай пожара полученный в подарок от родственников дом . Он внимательно читает договор. Задаёт разумные и корректные вопросы. Через какое-то время под договором страхования стоят две подписи. Наш страхователь благодарит за услугу и отправляется по другим делам. Спросите его, когда он будет садиться в свой ухоженный автомобиль, куда он вложил деньги. Молодой человек с полной уверенностью ответит, что компания в случае пожара в доме погасит ему нанесённый огнём ущерб.

А здесь мы видим пожилую пару. Супруги подписывают договор страхования здоровья. Они оба ожидают от компании выплат, когда один из них попадёт в больницу с инфарктом миокарда.
Плохо ли, хорошо ли такое ожидание, но люди вкладывают деньги в то, чтобы в критической ситуации получить возможность оплатить операцию, капитальный ремонт или постройку нового дома, восстановление бизнеса после краха. Ещё раз подчеркну, все ожидают помощи страховщиков в случае, когда им будет крайне тяжело. Выходит, что и наступления такого критического состояния здоровья, потери имущества, делового провала человек тоже ждёт. Страховой бизнес в существующем сегодня виде формирует отрицательные ожидания людей с не меньшим успехом, чем средства массовой информации. Нас настойчиво уверяют, не отпуская с лиц милых улыбок, в том, что нам обязательно будет плохо.
Не от страха ли, который своим клиентам так мило внушают страховые компании, происходит русское слово «страхование»? Нас призывают собрать деньги на своём счету, чтобы хоть частично «откупиться» от форс-мажорных обстоятельств. Но уже после того, как их разрушительное действие проявится в нашей жизни…

Постойте-ка. Что-то во всём этом благодушном и улыбчивом деле явно «не так». Подумаем вместе.
Операция на мозге или сердце стоит дороже, чем регулярное поддержание в норме состояния здоровья всего организма и наиболее важных органов человеческого тела.
Разумный выбор деловых партнёров способен защитить от банкротства.
Надёжный глубокий фундамент и качественные строительные материалы обеспечивают прочность дома и его устойчивость к непредвиденным природным и техногенным воздействиям.
Каждый из нас полагает, что уверенно владеет этими простыми аксиомами повседневности. Но что мы делаем со своими знаниями?
Да и есть ли у нас возможность достойно их применить…

На рынке современных финансовых услуг практически отсутствует само понятие финансирования профилактики здоровья, несчастных случаев на производстве, транспорте, в быту, техногенных и природных катастроф. Наше общество просто не думает категориями предотвращения опасности. Зато в электронных и бумажных библиотеках полно сведений о мерах на случай возгорания, затопления, поражения током и прочих ситуаций, которые можно без особых вложений средств предотвратить.
Создаётся невольное впечатление, будто весь сегодняшний уклад жизни навязан нам с вами страховыми компаниями. Как аргумент надёжности своего дела страховщики в один голос напоминают потенциальным клиентам, что за триста лет существования в Европе страхового бизнеса ни одна компания не разорилась. Звучит впечатляюще, пока человек не призовёт на помощь простейшую логику.
Нас уверяют в общеизвестном факте стабильности страхового дела, в устойчивости компаний. Как будто речь идёт об интересах потенциального клиента.

Размышляем дальше. Как работает страхование?
Клиент подписывает с компанией договор о предоставлении ей ему определённой финансовой помощи при непредвиденных обстоятельствах. Наступление неожиданного ухудшения здоровья, ограбление, природная катастрофа (в зависимости от содержания риска) называется страховым случаем. Для получения «гарантированных» - как уверяет текст договора – выплат клиент доверяет компании определённые суммы своих денег. Он совершенно естественно и искренне ожидает, что его деньги, которые сохранит на его персональном счёте компания, послужат ему при острой потребности в них.

Какое отношение этот экскурс в психологию страхователя имеет к устойчивой деятельности страховщиков? Сейчас поймём. Чуть выше мы говорили о «страховом случае». Страхователь (мы с вами) считает, что любой пожар в его доме является основанием для возвращения вложенных в компанию денег. Да вот задавался ли кто-то из нас вопросом о соотношении вложенных в страховые компании и фонды средств и выплат по страховым случаям. Если бы все несчастья, которые выпадают на долю застрахованных людей, предприятий, объектов собственности признавались страховыми случаями, количество банкротств среди страховщиков приблизило бы этот бизнес к реальной экономике.
Но оказывается, у человека может быть «неправильный» инфаркт. Пожары также очень часто не отвечают «предписаниям» страховщиков. Точно так же обстоит дело со всеми рисками.
Располагающая вашими доверием и деньгами компания охотно согласится признать, что воры сняли с вашей машины колёса «не по инструкции». Клиент останется обворованным, а страховая компания сохранит доверенные клиентом деньги для поддержания своей финансовой непотопляемости.
Невольно приходишь к выводу, что современное страховое дело несёт в себе двойной отрицательный потенциал для клиента. Хотя первому из об-манов на этих страницах уделено достаточно внимания, повторим его харак-теристики ещё раз. Страховщик вкладывает в страхователя один отрицательный и один ложный мотив. Чтобы человек доверил страховой компании свои деньги, его убеждают в неотвратимости одной из опасностей. У клиента создаётся, программируется в его мышлении, ожидание неминуемой опасности.

После того, как человек поверит в обязательную встречу с непоправимым несчастьем, его уверяют, что только данная компания наилучшим образом «сохранит и преумножит» его деньги для достойной встречи с предусмотренной бедой. Клиент, поддавшись психологическим манипуляциям, подписывает договор страхования на N лет. Со следующей недели или со следующего месяца он начинает исправно вносить деньги на свой страховой счёт. О том, что банкротство компании исключено, мы с вами уже знаем. Здесь всё выглядит безупречным. Но вот в жизни клиента случается «внеплановая» неприятность. Он становится жертвой крупного ограбления. Однако его договором страхования «предусмотрен» инфаркт. Не то, что бы человек из нашего примера оказался недалёким. Он был совершенно трезв в расчёте своих реальных рисков.

Вот аксиома, которую всем нам очень не хочется признавать и учитывать. Реальная жизнь ставит нас порой в условия не поддающиеся расчёту. Здесь-то страхователя и подстерегает второй обман. На какое-то время человеку может показаться, будто он обманул самого себя и застраховался «не от той» опасности.
Только непредсказуемость реальных рисков находится вне вероятностного прогноза. Уверен, даже страховщики в этом вопросе не во всеоружии.

Несчастье в нашем примере на лицо, а страхового случая – нет. Вот и боритесь, уважаемый клиент с реальной наступившей угрозой, как сами знаете. Но даже, если страховой случай наступает и «по правилам», он во многом будет следствием ожиданий самого человека. Полагаю, что не ошибусь в духовной оценке страховых событий как проклятий, которые страхователи не только сами призывают в свою жизнь. Люди охотно оплачивают наступление «договорных несчастий».

Возможно, кто-то сочтёт мой вывод не в меру духовным и не практичным. Ваше право, читатель. Но послушайте мои аргументы.

Господь Иисус сказал однажды, что наше сердце – средоточие нашего внимания и ожиданий – там, где наши денежные сокровища. Порассуждайте над этим строгим предупреждением. Я уже сказал здесь вскользь, что страхователь фактически вкладывает свои деньги в ожидаемое несчастье. С таким пониманием можно не соглашаться. Только тогда можно не соглашаться и с работой вашего компьютера в соответствии с установленными программами.

Такой подход выглядит вполне применимым, пока речь идёт о личном страховании. Однако законодательство многих стран предусматривает обязательное социальное страхование для лиц, работающих на объектах повышенной опасности. Среди них и шахтёры, и водители всех видов транспорта, и монтажники-высотники, и многие другие специалисты. Статистика же несчастных случаев на рабочих местах за последнее десятилетие сухим языком цифр описывает значительный рост производственного травматизма в сельском хозяйстве нашей страны.
Происходит это не из-за повышения технической оснащённости ферм, полей и садов. На селе люди гибнут и не на рогах неуправляемых животных. Большую часть погибших сельскохозяйственных рабочих составляют сторожа (охранники), водители и механизаторы.
Большинство актов расследования несчастных случаев устанавливают употребление алкоголя на рабочем месте и пренебрежение нормами техники безопасности как причину несчастья.

Обещание страховых выплат за счёт работодателя при пожаре, поражении электричеством и прочих техногенных авариях часто даёт обратный эффект. В девяностые годы прошлого века украинская печать уделяла значительное внимание групповым несчастным случаям со смертельным исходом на шахтах Донбасса. Авторы ряда публикаций приходили к выводу, что горняки намеренно шли на смерть, чтобы обеспечить своим семьям так называемые «регрессные» выплаты.

С таким жестоким и абсурдным выводом трудно согласиться. Однако мне лично известны несколько намеренных отключений индикаторов газовой опасности на тех же предприятиях. На подобный риск рабочие шли, чтобы продлить время работы под землёй. Их интересовало не только повышение добычи угля. Каждый дополнительный час в забое увеличивал заработок шахтёров. Вот вам, читатель, и обязательное социальное страхование несчастных случаев на производстве.

И в этом аспекте приходится признавать «нецелевое расходование денежных средств». Оживлённое обсуждение проблем социального страхования в Украине в последние годы проходит на фоне значительного сокращения фактических вложений в охрану труда и соблюдение норм безопасной работы с машинами и механизмами всех уровней сложности.
Экономика страны идёт в явную страховую зависимость…

Сколько бы копий мы ни сломали о реальное состояние охраны труда в своей стране, и каких строгих мер ни предписывали бы руководителям предприятий инспекторы компетентных контролирующих служб, без изменения отношения человека к собственной жизни и условиям труда напрасно ожидать перемен к лучшему в этой крайне важной социальной области. Большинство несчастных случаев на производстве в Украине всё ещё происходит по преступной халатности и в погоне за прибылью. В обеих ситуациях можно быть уверенным, что работник и работодатель разделяют ответственность практически поровну.
При таком состоянии дел социальное страхование несчастных случаев на производстве поглощает львиную долю средств, которые могли бы существенно повлиять на состояние охраны труда на каждом рабочем месте. Но и деньги, закладываемые в травмы и гибель людей на рабочих местах, доходят до своих «потребителей» с такими же препятствиями, как и средства личного страхования. Иначе социальное страхование просто не имело бы смысла.

Вижу ли я как автор столь серьёзной критики страхового дела конструктивную альтернативу, которая пришла бы на смену существующему порядку вещей?
Да. И она совершенно конкретна. Для её осуществления понадобится законодательное обеспечение. Но компании, занятые сегодня активным предложением возможных опасностей, смогут просто перепрофилировать свою деятельность и изменить деловую философию со знаком «минус» на положительное профилактическое мышление. Мне, как гражданину и личности, хочется видеть в стране систему фондов профилактики здоровья, поддержки деловой безопасности, предупреждения несчастных случаев и прочее.

Схема их работы может выглядеть примерно так.
Раз в пять лет независимые эксперты проводят профилактический осмотр жилого дома, включая каждую квартиру. Для проведения необходимых работ, которые жильцы дома не могут и не имеют права выполнять самостоятельно, с их личных счетов в фондах поддержания безопасной эксплуатации жилья по заявкам граждан с приложением заключений экспертов снимаются нужные суммы.
Из фондов профилактики и защиты здоровья могут оплачиваться профильные медицинские обследования. Их данные помогут предотвратить наступление ургентных состояний. Разумеется, тогда бывшие страховщики будут обязаны служить каждому клиенту его деньгами. Но профилактические выплаты при любой инфляции окажутся значительно ниже страховых. А, с другой стороны, переход общества от страховой философии жизни к профилактической, приведёт большинство из нас к осознанию необходимости собирать и расходовать деньги на улучшение всех граней качества собственной жизни.
Так что, переход от программированных несчастий к плановой безо-пасности кроется в нашем мышлении. Он начинается с перехода «микроэкономики» каждой семьи на инвестиционные рельсы. Попросту говоря, с того, что первым вопросом, который задаёт себе семья, становится поиск путей обеспечения безопасной во всех отношениях жизни.


Олег Ильин

В?е ?татьи рубрики "Церковь и мир"